Треугольник Карпмана и Спасатели двух сортов

«Спасение утопающих, дело рук самих утопающих»? Или всё-таки – это дело наших с вами рук? А какими они тогда должны быть – эти наши руки?

Треугольник Карпмана – это знаменитая триада: «Жертва-Преследователь-Спасатель».

ЖПС – это такая больная психологическая игра, в которую играют всю жизнь люди, не лишившие себя богатого и разностороннего общения в социуме.

Игра в «жертву-преследователя-спасателя» заменяет почти что всем нам – любые взаимоотношения.

Дурная психологическая «игра» эта – опасна тем, что не решает ничьих проблем, а только делает вид, что занимается их решением. 

Сатанински издевается над святым понятием «помощь».

Вот почему любые действия, вначале нацеленные на искреннюю поддержку или спасение других, часто оказываются неверно интерпретированы, вредны для того, кому «оказывают» или просто бесплодны.

Вот почему и родилась русская поговорка: «Не делай людям добра, не получишь зла».

Всё это потому, что однажды испытав искреннее желание кому-то помочь, вступиться, заступиться – мы, как правило, попадаем в силок, в ловушку, сливаемся в услужливо подставленный презерватив, приземляемся в беличье колесо для глупенькой морской свинки.

Называется всё это – треугольник Карпмана.

Там на нас нахлобучивают шутовской колпак «Спасатель» (и, тихо смеясь над нами за нашей спиной) говорят: «Ну всё, иди теперь помогай, помощничек! Теперь ты работаешь на нас».

Итак... Я не хочу занимать место этой статьи ликбезом о треугольнике Карпмана. Интересно – прочитаете сами...

Я хочу сразу перейти к тому главному, что лично мне кажется необходимым уточнить.

Нужно ли быть вообще Спасателем? Можно ли быть эффективным спасателем, вне рокового треугольника?

Я считаю, что вот это как раз и есть главная этическая проблема, которой озадачиваются все, познакомившиеся хотя бы мельком с данной теорией.

Ведь обычно, только-только узнав о треугольнике Карпмана хоть что-то, люди сразу же приходят к двум неверным выводам.

  • Первый: все спасатели – психологические «игруны», значит, несут мне и себе вред, значит, я им ничем не обязан.

  • Второй: «спасательство» это болезнь, игра, значит, я не буду никого и никогда спасать, всё, мне можно! Ура!

Эдак можно дойти и до того, что увидев зимой на улице человека поскользнувшегося, разбросавшего авоськи – вы пройдёте мимо него – потому что – «роль Спасателя – это же вредная психологическая игра».

И ведь приходят к таким выводам! Вот, что страшно.

Или наоборот. Получив от кого-то поддержку в самый трудный для себя период жизни, мы (чтобы не считать себя обязанными) рассуждаем со знанием вопроса: «Ну, он же вечно играет невротическую роль «Спасателя», это ему так выгодно»...

Вот и поговорим о том – как можно стать истинным спасателем, не попадая при этом в ловушку треугольника Карпмана. Отделим мух от котлет.

Как узнать, что вы только играете в психологическую игру, теша свои неврозы и незавершённые гештальты, а не помогаете ближнему, строго соблюдая христианские (например) заповеди?

Примета Первая: «Ну как не порадеть родному человечку?»

Чаще всего в дурные Спасатели играют... психологи, которые с детства на кого-то определённого обижены и вместо того, чтобы лечиться, сделали это своим хлебом.

У них привычка – во всём винить «кого-то», но кого-то одного, конкретного, категоризированного, очерченного строгим научным определением. На всех остальных они свою ненависть не распыляют – им пофиг, хоть под окном будут резать. «Не моя сфера интересов – не моя проблема».

А список «врагов» хотите? Да, пожалуйста! У психологов современных он вырисовывается уже достаточно чётко:

«Арестуйте обычных подозреваемых!»

  • во всём виноваты некомпетентные невротичные родители, «99% насилия – в семье» (цифра-мечта ювенальной полиции);

  • во всём виновата школа, «я за домашнее обучение», «не отдавай детей в школу»,

  • во всём виноваты мужчины и патриархальное общество, «женщина без мужчины? – Это... это как дельфин без роликовых коньков» (юмор феминисток, да...)

  • нет, во всём виноваты женщины-стервы, паразитки, тёлки, корыстные твари, их нужно использовать, пока они свежи и безжалостно бросать, как только они разжиреют, не тратя на них никогда ни рубля, «будь мужиком» « бей бабу по … (личику, да?)»

  • во всём виноват институт семьи и брака, он портит таких хороших мужчин и женщин, «я за развод и свободную любовь!»

  • во всём виновата «эта страна». Здесь ты никогда не самореализуешься, выйди из зоны комфорта, эмигрируй, жить можно только Там;

  • во всём виноваты дети и Природа, не рожай детей никогда, а если уже родила, то смирись с ролью неудачницы,

  • во всём виноваты – попы, религия, искусство, культура, литература; избавься от «предрассудков», «всё лишь установки», долой культы и культуру, они делает нас невротиками».

Чаще всего мы находим «горячую поддержку» в своей проблеме, когда наша проблема неожиданно совпала с проблемой Спасателя. Это понятно и ёжику... Но я ведь хочу сказать не об этом!

Вслушайтесь сами в себя, потенциальные спасатели!

Почему вам вдруг ТАК захотелось помочь данному человеку?

Помощь «больного одной идеей» психотерапевта не бывает эффективна.

Попадая на приём, вы просто впутываетесь в треугольник Карпмана, где психотерапевт

  • Спасатель, (который точно знает, от кого нужно спасать весь вообще этот мир),

  • вы – очередная Жертва-того-самого-Гада, а ваши обидчики –

  • Преследователи, на избиении и изучении которых психолог ваш – собаку съел и диссертацию защитил с блеском.

Так и будете «играться», пока деньги не закончатся.

При этом все вы трое – в ходе игры несколько раз поменяетесь ролями – так уж заведено в треугольнике Карпмана.

Итак, вы – не настоящий податель помощи, (и уж никакой там не христианин!), если вы чаще всего активно кидаетесь помогать только тем, кто (по вашему мнению!) пострадал конкретно от тех, кого лично вы ненавидите, традиционно вините во всём и считаете врагами – узко вашими или мира вообще.

Примета ненастоящего спасателя Вторая: Сумасшедшая с пластмассовой куклой в детских пелёнках

Это грустно, и тут не над чем смеяться вообще. Но увы, в этом случае – вы тоже не спасатель.

Случается порою, что «спасаемый» напоминает кого-то конкретного из давнего прошлого, кого-то, кто был очень любим, но... так и не спасён.

Новая схожая (или мнимо схожая) ситуация – это способ утолить сильную ностальгию по старым временам. Побыть снова юным.

Вот и пример.

Если мой любимый папочка был душевным пьющим художником, на которого несправедливо орала мама... сколько шансов имеют у меня через четверть века – все ранимые пьющие деятели культуры?

Разумеется, они имеют – все шансы, я отдам им последний рубль. А вот если я увижу пьяного патологоанатома или бухгалтера, меня от него просто стошнит и я буду кипеть (справедливым) негодованием.

А трезвому художнику? Тут я буду мучительно думать – улыбаться ему или всё же – нет. Чёт он как-то не вызывает во мне полного доверия.

Чего-то в нём не хватает для полной душевности.

Итак, вы не настоящий податель помощи, если вы кидаетесь помогать чаще всего тем, кто чем-то похож на ваших «самых дорогих и близких».

Примета третья: «Я инвестирую в людей»

Не надо никогда инвестировать в людей! (Это самый ненадёжный банк!) Люди не обязаны отплачивать нам добром за добро и помощью за помощь.

А знаете, почему это плохо – стыдить и принудительно заставлять быть «хорошими»? А потому что это как ускоренные искусственные роды. Или хуже – как аборт. Он ещё нравственно не дозрел до умения испытывать чувство благодарности, а вы его торопите...

Делая людей «обязанными», давя на мораль, вы лишаете их священного дара – дара свободы воли, свободы выбора между добром и злом, а, значит, вы идёте против планов Создателя.

Дайте же человеку свободно нагрешиться вдоволь... Может быть, только когда он дойдёт до ручки, до своего нравственного «дна», только тогда он и очнётся – сам (или с Божьей помощью) и действительно искренне раскается.

Итак, вы не настоящий податель помощи, если рассматриваете свою помощь как деньги, занятые вами кому-то в долг

Как же выскочить из треугольника Карпмана? Как не стать «Спасателем»?

Нужно прорабатывать в качестве упражнения все три варианта.

Первое упражнение: «Его обидели совсем не те люди, которых я ненавижу, скорее, наоборот»

Допустим, в этой безумной войне современных женщин и мужчин вы целиком на стороне «угнетённых женщин» и априори считаете, что «все мужики – сволочи».

Вы мечтательно ждёте, когда к вам прибежит босая мать троих детей, беременная четвёртым, с криками: «Он выгнал меня на мороз, избил и сказал, что не будет платить алименты!». Но она не бежит.

А вместо этого Бог посылает вам другую ситуацию: мужчина, пострадавший от женщины. Например, мать используя свои связи, выписала сына из квартиры, пока он был в армии и не пустила в дом, когда тот из неё вернулся.

Постарайтесь преодолеть свою скуку и дискомфорт от развала своей уютненькой картины мира – и начать помогать (или по возможности сочувствовать) этому мужчине.

С той же рьяностью и щедростью, с которой вы собирались плакать в обнимку с беременной и босой.

Второе упражнение: «Обиженный совсем не похож на тех, кого я люблю, скорее, наоборот»

Давайте упростим эту ситуацию. От упрощения она не проиграет, а только станет понятнее.

Допустим, я руки не подам антисемиту. (Все мы входим в жизнь с какими-то крикливыми установками).

Тем более, сочту для себя скучным тратиться на помощь гомофобу.

А тут, упс, обиженный-то – антисемит.

А другой (это вообще невыносимо) гомофоб. Причём незатыкающийся...

И вот тут я начинаю – помогать, потому что люди действительно нуждаются в помощи.

Памятуя о том, что самое страшное – это попасть в треугольник Карпмана и напялить на себя на всю жизнь колпак «Фальшивый Спасатель»...

Третье упражнение: «Помоги тому, кто говорит всем, что у тебя кривые короткие ноги»

Когда мы инвестируем в людей, мы же не всегда требуем от них тоже помощи. Иногда мы просто хотим, чтобы они о нас не говорили плохо. Заткнулись. Хотя бы. Таким образом, «покупаем» их расположение.

Например, я тебя кормлю и пою, но ты должен считать талантливыми мои акварели и стихи.

Попробуйте поить и кормить человека, который на каждом углу рассказывает знакомым: «Милославский – надоел показами своего творчества, он же просто чудовищно пошл».

Но самое главное, не это.

Спасатель всегда считает, что он — лучше, сильнее и умнее, чем опекаемая им жертва.

Когда будете спасать антисемитов, издевающихся над вашими поэмами – постарайтесь добиться самого главного: не считать, что вы – лучше, сильнее и умнее, чем эта «жалкая, выжившая из последнего ума неблагодарная тварь».

Иначе, друзья – вам совсем незачёт.

Елена Назаренко

© www.live-and-learn.ru - психологический портал центра "1000 идей"

Авторская разработка центра - методика работы с бессознательным с помощью психологических карт. Подробнее...

Мы как сказкотерапевты считаем, что «загадкотерапия» – это новый, богатый, который только предстоит ещё открыть континент Психотерапии!
А когда вы начнете воплощать мечту?
Статья о связи дзен-буддизма и психотерапии Милтона Эриксона и моменте здесь-и-сейчас
Описание четвертого неконгруэнтного типа личности по Вирджинии Сатир. Состояние выживания - городской сумасшедший (фрик)
Человеческая жизнь на земле устроена так, что нам приходится прикладывать постоянные усилия, для того чтобы держаться «золотой середины» пути, потому что по краям — пропасть.
Применение карт Таро в работе психолога. Обзор карты Двойка Кубков в системе Таро Райдера-Уэйта, в системе Таро Алистера Кроули и системах Таро 1000 идей и 1000 жизней.
Как только мы выходим из зоны своего комфорта, мы разрушаем какой-то ценный ресурс, питавший наше тело и психику. И для того, чтобы остаться в живых, нам нужно начинать выращивать новую зону комф...