Толерантность к неопределённости

Толерантность к неопределённости —важный признак психологического здоровья. Когда и почему мы её потеряли, обретя взамен стресс?..

Психологически здоровый человек должен овладеть в ходе жизни одним важнейшим качеством – толерантностью к неопределённости.

Именно наш панический страх перед неопределёнными ситуациями – причина съедающего нас стресса, выбора плохих (зато безопасных) путей, причина соматических болезней.

Толерантность к неопределённости имеет свои шкалы.

Но люди чаще всего — не имеют вовсе никакой толерантности ни к какой неопределённости, даже к самой малюсенькой неопределённости.

Иногда, глядя на ситуацию, мы не видим в ней «никакого смысла», не понимаем — «к чему» оно всё, «о чём» этот человек, фильм, рисунок. И тут же включаем рациональное мышление, которое уже закричало нам «Тревога, тревога!», чтобы оно (рациональное мышление) «отобъяснило» нам – что происходит и что же делать.

Печально, когда у нас «развита» такая нетолерантность, что нас раздражает самый вид какого-нибудь «непонятного» результата.

Печально, когда мы не можем практиковать:

  • ожидание в состоянии покоя,
  • выдерживать бездеятельную и бездумную паузу,
  • ценить момент тишины или затишья.

Научиться некоторой толерантности к неопределённости мне помогла практика медитации на «юнгианские» расклады карт — сложных колод Таро.

Весьма часто, увидев карты в раскладе, я не могла понять — о чём они, и это меня фрустрировало.

Тем не менее, получив предельно чёткую инструкцию – отложить расклад в сторону, но на видное место, и подождать – неделю, я так и делала.

Понимание «о чём эти карты» приходило весьма скоро как инсайт. Просто нужно было остановить лихорадочный темп своей давно некачественной когнитивной машины и довериться – чему-то более древнему и лучше меня соображающему.

Так постепенно, через юнгианские практики я стала хотя бы понимать — как это, когда у тебя есть хоть какая-то толерантность к неопределённости и ты ею даже ... наслаждаешься.

Но есть и высокая степень такой толерантности... До неё мне ещё далеко.

«Сектанты» за бухгалтерской конторкой

Как человек, в своё время увлекавшийся историей, социологией и школой анналов, я знаю: исторически финансами и коммерцией — во всём мире занимались только закрытые семейные кланы, которые отличались тем, что были подчёркнуто строго религиозными людьми, далёкими от «мира» и его соблазнов.

В Европе – купцы и финансисты — ортодоксальные иудеи и протестанты самых суровых сект, в Индии – строгие сикхи и совсем уж строгие джайны. В России цветом купечества были сектанты- «скопцы», раскольники и баптисты.

Эти люди сидели за своими конторскими книгами – невозмутимые как роботы. Впрочем, сравнение с «роботами» весьма некорректно.

Ведь эти люди – верили в своего Бога и вера их была, я полагаю, поболее чем «с горчичное зерно». Роботы так вряд ли умеют...

Эти люди отправляли корабли с грузом за моря и не хватались за сердце и печень каждые пять минут, «мучаясь неизвестностью». А ведь нередко на корабле с товаром, в первый раз, плыл сын какого-нибудь купца.

Они не умирали от инфаркта и инсульта от того, что занимались самым «неопределённым» в мире делом — рискованной коммерцией!

Их высокая толерантность к неопределённости, на мой взгляд, явно напрямую связана с их религиозностью, строгой верой, суровым благочестием.

Европейские легенды говорят: тесный контакт с «материей денег» (выдумкой Сатаны на погибель человечеству) «травит» как едкая кислота слабые нестойкие души... То толкает их на преступления, то заставляет мучиться — в страхе потерять.

Поэтому издавна в Европе к деньгам, финансам подпускали только сектантов, безразличных к соблазнам мира и равнодушных к вращению Колеса Фортуны.

В этой мифологеме проявляется особый европейский мистицизм, который сочился из всех пор Европы вплоть до начала эпохи пара и телеграфа.

Но вернёмся к тому, с чего мы начали.

Современные психотерапевты дружно в один голос говорят: психологически здоровый человек должен научиться толерантности к неопределённости. Чем она выше, тем ниже стресс и дальше смерть от инсульта. В идеале нужно сидеть и улыбаться на руинах своего дома. Ну, не улыбаться. Это — лёгкое преувеличение.

Да, высший пилотаж такой толерантности к неопределённости – равнодушие к полному разорению, грозящему даже тюрьмой и сумой, равнодушие к социальному позору и равнодушие ... к самой смерти.

Готовность потерять всё, что тебе принадлежит. Потому что понимаешь —тебе ничего не принадлежит. И никто не принадлежит – тоже.

Мы что-то измельчали, господа. С нами стало неинтересно. У нас от всего повышается давление. Может быть, нам следует поучиться психологическому здоровью и резистентности у какого-нибудь кальвиниста-управляющего, который, закрыв свои гроссбухи, ужинал в темноте сухарём, экономя свечу, и не ложился спать, не прочитав Отче Наш?...

Елена Назаренко

© www.live-and-learn.ru - психологический портал центра "1000 идей"

Авторская разработка центра - методика работы с бессознательным с помощью психологических карт. Подробнее...

Самое важное и главное условие насыщенной жизни - мечтать о невозможном, радоваться необычному и постоянно стремиться к новым ощущениям. Вот несколько советов, которые помогут сделать вашу жизнь в десятки раз насыщеннее, уже начиная с сегодняшнего дня.
Так для кого стоит сочинять свою писанину? Чьим вкусам и запросам потрафлять? Самый простой расчёт подсказывает: для тех, кто имеет потребность хранить и передавать дальше!
Почему же мы не любим рисковать?
Нужно понять, что несчастными нас делает не «плохая работа», а... гордыня. Нет никакой идеальной работы, идеального начальника, идеального призвания, затмевающего все остальные...
Вы когда-нибудь чувствовали, что жизнь словно отбрасывает вас назад?
Бекосо, Бекисо, Бекаасо — определяют суть человека лучше, быстрее, чем три пуда соли и качественней, чем целый рулон лакмусовой бумаги...
Великие о богатстве, бедности и чувстве смешного (Чарли Чаплин, Достоевский, Паскаль)