Сказка «Пузырь, соломинка и лапоть». Смеётся тот, кто смеётся последний

Наверное, это самая-самая короткая русская сказка... Но ведь и одна из ярчайших  – из тех, что мы запомним потом на всю жизнь  – несмотря на весь её абсурдный сюжет.

«Жили-были пузырь, соломинка и лапоть. Пошли они в лес дрова рубить. Дошли до реки и не знают, как перейти через реку.

Лапоть говорит пузырю:

–      Пузырь, давай на тебе переплывём!

–      Нет, лапоть! Пусть лучше соломинка перетянется с берега на берег, мы по ней перейдём.

Лапоть пошёл по соломинке, она и переломилась. Лапоть упал в воду.

А пузырь хохотал, хохотал, да и лопнул».

Давайте-ка теперь познакомимся поближе с героями этой загадочной сказки. А то ведь они необычные какие-то, правда?.. Душа чувствует, что всё здесь «неспроста», всё – аллегория чего-то серьёзного, таинственного, мистериального. Буквально каждое слово имеет по крайней мере ещё одно дополнительное измерение – в области народной магии, обряда. Ну, так и есть!

Представляем вашему вниманию первого, самого умного персонажа этой истории.

Пузырь

Пузырь – надутый воздухом перепончатый мешок коровы (быка), употреблявшийся при плавании. Также «пузырём» называли в старину заменитель оконного стекла в деревенских избах, изготавливался из внутренностей коров.

Золотое правило магического и мифо-мышления гласит: «Часть всегда выступает как заместитель целого».

Таким образом, внутренности коровы (а «пузырь» это и есть – «внутренности коровы») выступает заместителем понятия «корова» (бык).

Вообще, животное корова (бык), как целиком, так и по её частям – известный издревле по всей планете – атрибут мага и магии. Для нас здесь важны три момента, которые отмечают все учёные.

–      Первое – «Корова – это проводник в мир теней».

–      Второе – «Корова – связана мифологически с Первичными Водами, в бытовой магии – с дождями»,

–      Третье: «Корова – демоническое существо».

Ну вот, например, кстати, в русских деревнях (особенно на русском Севере) дух холеры традиционно изображался в виде худой бабы (женщины) с коровьими ногами и хвостом, а зачастую и с коровьей головой.

Связь холеры с водой – очевидна для современного человека, знакомого с наукой...

Для древнего человека эта связь тоже была очевидна, но понималась мифо-поэтически, образно:

Корова связана с Первичными Водами – с холерой – с миром демонических существ».

Как и все мифологические существа и атрибуты ,корова амбивалентна. То есть, играет и положительные и отрицательные роли. Как в жизни: одно и то же может и подарить и убить.

Так, несмотря на «коровий» образ духа холеры, тот же самый – коровий череп вполне защищал дом как оберег-талисман от злых духов. Магическое мышление – амбивалентно.

Итак, вот какой он – наш пузырь. Но на самом деле наш пузырь ещё сложнее! (А может быть, наоборот, ещё проще?..)

Пузырь – это, конечно, сам шаман, колдун! Почему?

Вспомним второе «золотое правило» мифо- и магического мышления: «Смежное всегда выступает при надобности – заместителем того, что ему смежно».

Так, рубашка любимого выступает «заместителем» любимого. След врага – заместителем самого врага. Ну а шаман, колдун?

Слишком тесно (смежно) общались колдуны и шаманы с частями тела коровы и её внутренностями! Настолько уж смежно и тесно, что часто в ходе обряда – залезали внутрь вспоротого брюха коровы и проводили там ночь, вместо коровьих внутренностей.

Так что коровьи внутренности и шаман, колдун – это по сути одно и тоже.

Итак, у нас имеется уже один разоблачённый герой сказки – колдун. Он же – пузырь.

Лапоть

В старину (да и теперь иногда!) «лаптем» называли глупого доверчивого ко всем человека, которого легко обвести вокруг пальца, обмануть, причинить ему вред.

«Ну ты и лапоть!..»

Такой человек часто становился – жертвой чьих-то хитрых, коварных планов, ну прямо как в нашей сказке! А проще говоря – Жертвой. В самом прямом смысле этого слова.

Однако, у лаптя как такового (без переносного смысла «лапоть») в русской магии есть ещё одно старинное назначение.

Старую изношенную обувь русские крестьяне использовали в качестве «громоотвода» от сглаза. Отвратительно выглядящие, совсем изношенные башмаки, «красующиеся» в холодных сенях (или торчащие на заборе) – традиционный оберег от дурного глаза! Это магическая практика «ломать глаз» гостя или чужака о первый попавшийся «броский» предмет, который не жалко. Так «работают» все несложные обереги.

И сегодня мы можем встретить этот сюжет с разорванными полуистлевшими останками ещё советских тапочек в коридоре. А уж догадываются сами хозяева такой обуви – зачем же они её держат напоказ, и почему не выбросят, и как не устыдятся гостей – это уже разговор отдельный... Скорее всего и не догадываются. Просто коллективное бессознательное подсказывает: «Не выкидывай! так надо!».

Ну а уж если рука и поднимается в какой-то день – выкинуть, наконец, такую обувку, значит – столько уже впитано ею в себя «негатива», что даже она перестала работать как оберег и её пора сменять новой...

Вот и воторой герой нашей сказки нарисовался: «козёл отпущения», Жертва – вконец изношенный лапоть-оберег, впитавший в себя много, ох много скверны – от постоянного «принятия на себя» удара в результате непрекращающегося общения с людьми и их дурными импульсами.

Соломинка

Соломинка – родная сестра лаптя. Только если лапоть защищает человечье жильё, дом, хату, то соломка защитница полей и урожая.

Солома – уважаемая вещь в магии и ритуалах. Одна из самых древних традиций – сохранение последнего снопа, сжатого с полосы. Конечно, этот последний сноп уважали, даже украшали его лентами и рядили в бабий наряд. Но, увы...

Соломе во всех ритуалах был отпущен совсем недолгий срок жизни... Солому яростно сжигали в огне, топили в воде (что уже ближе к нашей сказке), демонстративно разламывали на части (тоже наш сюжет).

Поломать и выбросить в реку. Испокон веков, всё, что было выполнено из соломы, либы выбрасывалось в проточную воду, либо – сжигалось.

А поскольку корова (как мы уже с вами знаем!) всё-таки связана с Первичными Водами, понятно почему колдун-пузырь избрал утопление ритуальных жертв, а не их сжигание. Всё-таки стихия воды ему ближе.

Итак, мы познакомились с тремя, в некотором роде – «одушевлёнными» персонажами сказки. Пузырь, лапоть, соломинка...

Но есть ещё два можных неодушевлённых архетипа, без которых понимание этой сказки абсолютно невозможно.

Архетип Первый – Мост

Напомним текст:

Пузырь говорит: «Пусть соломинка перетянется с берега на берег, мы по ней перейдём».

Перед нами – один из самых старинных сюжетов: «Связь мостов и нечистой силы» а также «Чёрт как строитель мостов».

Народ-создатель фольклора убеждён безоговорочно: «Мосты помогает строить сам чёрт»!

А кто же «построил мост» в нашей сказке? Кто подал идею? Пузырь – «нехороший колдун», связанный с внутренностями коровы и, конечно же, с соответствующей ей нечистой силой и водными духами.

Одна из самых распространённых «нехороших» примет звучит так: «Ни в коем случае нельзя человеку проходить первому по новому мосту»!

По народным поверьям, чтобы как раз не пострадал тот, кто пройдёт по новому мосту – первым, по этому новому строению пускали вперёд животное – корову или свинью.

Но хитрая корова пузырь решила заранее принести в жертву лапоть! Эх ты, лапоть!..

«Лапоть пошёл по соломинке, она и переломилась. Лапоть упал в воду».

О чём же сюжет этой сказки?

Соломе во всех ритуалах был отпущен совсем недолгий срок жизни. А изношенный непарный лапоть – явный оберег, впитывающий в себя сглаз) (а кому нужен – один – лапоть для каких-то иных целей?) тоже был обречён на ритуальное уничтожение.

За дело и взялся местный колдун – коровий пузырь.

Ничего не подозревающих Жертв он берёт с собой якобы «в лес» по хозяйственным мирным и бытовым нуждам.

Это, кстати, самый распространённый зачин сюжета жертвоприношения, скрытого от самой жертвы – начиная от Исаака и Авраама в горном лесу, и заканчивая сказкой «Гензель и Гретель»).

Но вместо леса пузырь приводит жертвенную солому и напитанный скверной лапоть – к берегу странной реки.

Куда же они пришли? И вот настало время познакомиться со вторым (неодушевлённым) архетипом этой великой сказки.

Архетип второй – Мост в загробный мир, река

Разумеется, шли они не в лес, хотя версия для выманивания из дому была именно такая.

Шли в лес, а пришли почему-то к быстро бегущей реке.

Это, конечно же, река, отделяющая царство Живых от Царства Мёртвых (от «тридесятого» царства). Шаману очень нужно попасть в тридесятое царство! Ведь именно оттуда приносятся все волшебные артефакты! Но вот чтобы духи вод пропустили его – беспрепятственно, и туда, и обратно – нужно принести им жертву.

Шаман поступает в общем-то правильно, хоть и жестоко с нашей точки зрения. Он приносит в жертву не абы кого, а ровно того, кто в жертву и предназначен. Кого община «отдаст» легко, за кого не «спросит».

Напитанный скверной лапоть и солому из жертвенного ритуального чучела, которую всё равно ведь сожгут – как ещё одну скверну.

Хорошее дело сделал шаман! И общину от нечистоты избавил! И сам попадёт в Иной Мир, за ценными шаманскими атрибутами, знаниями, сокровищами...

А можно ли вообще перейти речку – по тонкой узкой соломинке? Что знает об этом мифология?

Был ли шанс спастись, ну например, у лаптя? Мифология говорит, что конечно же можно. Да только конкретно у лаптя шанса никакого не было. Вот, что говорят мифы, описывая практически сцену из нашей сказки:

«Мост, ведущий в загробный мир, узок и длинен. Умерший, чтобы попасть в загробное царство, должен пройти по этому узкому и длинному мосту. Однако это удаётся только лишь добрым! Все злые падают в бездну».

Собственно, это и произошло с лаптем. Это и предполагал шаман-коровий пузырь.

В чём состоит ошибка колдуна или запрет на смех в ритуале

Как мы знаем, сказка всё-таки закончилась плохо.

«Лапоть упал в воду.

А пузырь хохотал, хохотал, да и лопнул».

Наши отечественные фольклористы говорят так:

«Чтобы решить вопрос о ритуальном смехе, нужно совершенно отказаться от нашего понятия комического. Мы смеёмся не так, как смеялись когда-то».

Запрет на смех нашёл самое широкое отражение в сказках. Где и когда нельзя смеяться?

Ритуальный «запрет на смех» – это отнюдь не такие социальные положения в жизни, когда смеяться неудобно, неэтично.

Так что не подумайте ни в коем случае, что сказка наша – педагогически порицает «смех над несчастьем товарища» вроде: «Обманули дурака на четыре кулака».

Пузырь-колдун смеялся не потому, что ему было смешно. Всё-таки он шаман, а не обыватель.

Он смеялся потому, чито у него всё получилось, как он хотел! Истлевший, наполненный скверной лапоть прошёл первым «по мосту» и был взят, принят в качестве жертвы водными духами. Туда же направилась и солома из ритуального полевого снопа.

Скорее, это совет «не говорить «гоп», пока не перепрыгнешь» и «не радоваться, не праздновать до полного завершения дела».

Так почему же всё-таки шаману нельзя было – именно смеяться – у берега реки, отделяющей царство живых от царства мёртвых?

Запрет на смех – самый основной мотив для всех сюжетов о проникновении живого в царство мёртвых. Любой живой человек (в том числе и колдун) должен скрыть от духов, что он живой. Иначе его покарают, растерзают.

При входе в иное царство сразу начинает действовать запрет на смех! (Вспомним современную сказку-аниме «Унесённые призраками»!).

Да, шаман может попадать в иное царство и при жизни, но он должен симулировать смерть. Поэтому во время пребывания в области смерти смеяться нельзя!

Как мы видим из сказки, шаман-коровий пузырь выдал себя смехом и погиб, не достигнув желаемого. Зря он приносил жертвы духам родных ему вод. Конечно, духи приняли жертву. Но сам шаман так и не проник живым в царство мёртвых, а отправился туда обычным маршрутом без возврата – как до него лапоть, соломинка и прочие смертные люди.

Экзистенциализм в сказке «Пузырь, соломинка и лапоть»

Сказка начинается очень поэтично.

«Жили-были пузырь, соломинка и лапоть. Пошли они в лес дрова рубить. Дошли до реки и не знают – как перейти через реку».

Жили-были обычные люди. Встали они как-то утром и собрались идти по своим обычным делам. Не думали они, конечно, что именно в этот день, они в метафорическом плане уже «дошли до своей реки». Что сегодня им умирать.

До реки-то они дошли. А вот как умирать (как перейти через реку) — они и не знают...

Они вообще ничего не знают. Самое важное, что не знает своей судьбы даже неглупый шаман – тот, который полагал, что «предусмотрел вообще всё» и более того – смело распоряжается и чужой жизнью, и смертью в месте … своей гибели.

***

Сказкотерапевты в один голос предупреждают родителей от модного нынче заблуждения: рационально и морально – «объяснять» ребёнку «сложные» сказки

(или вовсе их избегать – по причине того, что эту сказку «не понял» или испугался сам родитель).

«Ребёнку не нужно объяснять сказки» – хором говорят психологи. Ребёнку нужно сказки – читать! И всё...

Его душа – сама усвоит из древнего сюжета, наполненного архетипами!) всё, что ей полезно. Здесь, по пословице, – «всякая соринка – витаминка».

Такие сюжеты воспринимаются не рацио двухлетнего ребёнка (которого от ребёнка, кстати, ожидать просто наивно!) но на довербальном «древнем» уровне, на который откликается его душа – это сюжеты-мистерии, сюжеты- «сны», сюжеты-магические обряды.

Эта экзистенциальная сказка (грустная и очень духовная, как негритянский блюз!) исподволь учит даже взрослого человека мысли о том, что от смерти застраховаться – нельзя, и что каждому из нас предназначен свой срок.

«Пошли дрова рубить, а дошли до реки». Все трое. Включая хитроумного шамана. «А как перейти через реку?»

«Да как, как? Известно оно как – Помереть – вот как через Реку-то ту переходят!», – учит смешная сказка, рассказанная стареньким дедом.

  • «Может быть нужно не преисполняться разной людской скверны – как вот тот лапоть, и тогда тебя не принесут в жертву, а, деда?»; «Может быть нужно изо всех сил – защищать себя от контактов с плохими, какими-то там больными, нехорошими и злыми людьми?»

  • «Может оно и так...» – хитро улыбается дед, плетя новенькую пару лаптей... «Ты, внук, умный». «Да только, кто ж, кроме того лаптя, – Дом и его добрых хозяев – от злых бы людей тогда защищал? Ты подумай... Может быть, не такой уж он и «скверный», не такой уж и «глупый» тот лапоть? А просто судьба у него такова. И не самая плохая судьба, наверно!.. Ведь сказано в книге: «Кто душу свою спасать начнёт, тот её и погубит. А кто душу свою – погубит, тот её спасёт»...

  • «А может не нужно стремиться быть тем самым «последним снопом», не желать, чтобы тебя рядили в ленты и в богатые девичьи уборы, не привлекать к себе внимания, как вот та соломинка из «царь-снопа»? Прожила бы себе тихо соломой, никто б её не жёг, не топил, а деда»?

  • «Может ты и права, внучка» – хитро усмехается дед. Может лучше тихо прожить гнилой соломой... Да только и обычную солому могут охапкой бросить на корм бычку. Тут – прихорашивайся или не прихорашивайся, лезь вперёд или будь всегда позади всех – часа своего не узнаешь. Да ведь только и соломка нарядная помогла людям в свой урожай поверить. А то, что они её жгут да топят за это – так не нам о том поведении разуметь. Люди всегда ведь приносят в жертву того, кто за них всей душой стоит. Тоже ведь об этом – в той же книжке, вроде как сказано.

  • «Деда, а всё-таки смеяться над людьми, которых кто-то обманул и им от этого приключилась беда – совсем ведь нехорошо, правда, дед?» – говорят хором внучка и внук.

  • «Совсем нехорошо смеяться над людьми» – говорит дед уже без улыбки.

Читайте детям старинные народные сказки! Детская мудрая душа поймёт их гораздо лучше, чем тысяча подкованных теорией учёных мужей!

© www.live-and-learn.ru - психологический портал центра "1000 идей"

Авторская разработка центра - методика работы с бессознательным с помощью психологических карт. Подробнее...

Оставьте комментарий

Популярные статьи

Случайные статьи