Психология – о том, что такое «хобби» и для чего оно было нужно

Когда консервативное «hobby» уступило место массовому демократичному consumerism-У и entertainment-У? Мнение психолога о том, чем всё-таки стоит занять себя на выходные и почему поиском хобби нужно начинать заниматься с восьми лет.

Как известно, индустриальное общество – классический промышленный капитализм родился в Великобритании, да и жил там. (Даже Маркс строил свои теории, неотрывно глядя на Остров, больше глядеть было некуда).

Там же, в Великобритании, родилось и слово «хобби». Они неразрывно связаны друг с другом – «промышленный капитализм», («индустриальное общество») и – «хобби».

Хобби – это культурная практика технической интеллигенции в эпоху классического промышленного капитализма.

Советские дети изучают английский язык по старым-старым учебникам 70-х годов...

Уже в середине 20 столетия «хобби» практически вымерло повсеместно, даже в стране своего происхождения – Англии. А к концу 20 века – это была уже окончательно мёртвая культурная практика. Анахронизм. КакHow do you do... И как привычка вставать со стула при входе женщины в помещение.

Но... от архаической культурной практики, выделявшей одно сословие из других, остались – старенькие учебные тексты про Темзу, которые мы воспринимали с недоумением, потому что шифр ко многим вещам, о которых там шла речь, был утерян.

Все, кто изучал английский по старым учебникам, помнят эти странные темы-топики, которые нужно было зубрить наизусть:

  • Hobbies

  • и My Hobby

В качестве подсказки давалось: to collect stamps, к примеру. Это смешило и раздражало. Ну какой нормальный человек будет всерьёз собирать марки!..

Потом: to watch on the TV-set. А вот это, кажется, совсем и не хобби! Так, time-killer...

А вот тут-то мы и подходим к главному! Действительно, to watch on the TV-set – это никакое не хобби... Это – убийца старой доброй английской культурной практики: «хобби – моя вторая профессия».

Да. На хобби держалось психологическое здоровье нации, да и сама цивилизация капитализма. Как держалась? Сейчас узнаем.

Зачем идеологи Империи заставляли школьников искать своё хобби с восьми лет?

Опасности «слияния со своей профессией»

Промышленный капитализм и рост индустриальных городов породил в 19 столетии такую социальную прослойку общества как «техническая»интеллигенция».

«Техническая» интеллигенция:

  • инженеры, получившие образование в политехникумах (они технически обслуживали машины),

  • плюс – чиновники на государственной службе, получившие самое широкое гуманитарное образование (они «технически» обслуживали невидимую Машину по имени Государство).

В островной Англии и частично во Франции было больше инженеров, потому что существовала реальная промышленность и машины. В России, в Индии и в отсталой Германии было больше чиновников на государственной службе, куда входили бюрократы различных ведомств, судейские чиновники, статистики, учителя гимназий, «государственные» врачи и даже – почтальоны.

Добавьте сюда – землемеров, топографов и картографов, агрономов, инспекторов, управляющих, счетоводов и полисменов.

Эти люди не принадлежали ни к пролетариату, ни к фермерскому крестьянству, ни к люмпенам, ни к высшему, аристократическому сословию.

Но главным было вот что: от этих людей ожидался труд, требующий интеллекта – от кого больше, от кого чуть поменьше. Они были – «соль общества». Ось индустриального мира и бюрократического государства.

Интеллект – понятие «широкое», в самом – прямом смысле этого слова.

То есть, мы не имеем права констатировать, что у человека «есть интеллект», мы не можем выделить его социологически в группу «интеллектуалов», если его интеллект развит только в направлении своей профессии, своих профессиональных навыков и своих профессиональных интересов.

Если вне профессии – мы видим провал: вкусы и интересы пятилетнего ребёнка со зрелыми половыми органами.

Кто научит варвара искусству мореходства приговаривается к смертной казни

Да, так было в Древней Греции, в Афинском Морском Союзе.

Идеологи 19 века тоже понимали это и вынуждены были считаться с тем, что:

«если ты хочешь получить качественного работника умственного труда, который будет ответственно обслуживать сложные дорогие машины и самоё – Машину Государства, ты должен понести издержки и привить ему со школьных лет второй профессиональный навык, порождающий стойкий искренний интерес к чему-то ещё, кроме его узко направленной профессиональной деятельности».

То есть – важно было, имея диплом, не быть при этом варваром.

Можно сказать, что буквальное требование от младшеклассников 19 столетия «определиться с хобби» было Второй (last but not least) Профориентацией, которая служила страховкой – и почвой для хорошего произрастания Профориентации Первой.

Как примерно рассуждали идеологи 19 столетия?

Чем будет заниматься пролетарий вне работы?

О! В сущности, ничем. Он же ничего не умеет, ничему не обучен, кроме как лить свой чугун. Он не испытывает искренней потребности заняться чем-то, что превосходит его разум пятилетнего ребёнка.

Пролетарий пойдёт в паб и там напьётся после тяжёлой рабочей недели (рабочего дня). Это же очевидно. У него низкие инстинкты, не облагороженные и не укрощённые ни воспитанием, ни образованием.

Пролетарий пойдёт на собачьи или крысиные бои. Или на бокс. Или будет бить жену. Или делать детей. Нам это не интересно. Пролетарий всегда найдёт, чем себя занять. Он же вчерашний крестьянин, дитя Природы. Пусть резвится.

Если Город его окончательно испортит, у нас есть полиция, суд и каторжные работы в далёких колониях.

Чем будет заниматься чиновник или инженер вне работы?

Господа, мы не можем себе позволить, чтобы человек, который строит нам железнодорожные узлы, котлы паровозов и мосты – имел во всём остальном разум и инстинкты пятилетнего ребёнка!

Его мосты будут плохими. И его жизнь будет плохой. И он будет разрушать своей плохой жизнью и своими плохими мостами всю нашу цивилизацию.

Идеологи 19 века знали – чем заканчивается «слияние со своей профессией». Сегодня этим вынуждены заниматься исключительно психологи. Государство больше не берёт на себя функцию предупреждения этой болезни...

«Слияние со своей профессией» – это психологический ад.

Ад – в часы после работы, ад в выходные дни, ад в отпуске и ад на пенсии.

Человек, которого не научили всерьёз ничему, кроме его профессии, не знает, чем ему заняться в часы, дни и годы после окончания работы.

Классический инженер 19 столетия уже не мог опуститься до уровня потребностей пролетария и он не пошёл бы ни буянить в паб, ни на крысиные бои.

Что же ему оставалось? Ему оставались: депрессия, тихий домашний алкоголизм и в итоге – суицид.

Теперь вы понимаете: почему ученикам государственных школ (которые (школы) и были питомниками будущей «технической интеллигенции») с восьми лет педагоги задавали этот навязчивый вопрос: What is your hobby, Bobby?

Чего только ни учились делать эти дети, прежде чем выучиться на инженеров-химиков, превратиться в лысых дядечек и поехать работать технологами на завод!

Они выводили новые сорта орхидей. Потому что их «второй профессией» (а это и есть – хобби) было селекционное цветоводство.

Они выводили новые породы кур.

Они коллекционировали марки, потому что их второй профессией была – история почты, история почтовой связи.

Британия была большой империей, почта жила хорошо, и потому мода на научную филателию пошла именно оттуда – был материал. (Нам же та мода была никогда не понятна).

Отыскивали они и старинные римские монеты, копаясь у себя в земле или ископаемые останки допотопных зверей вроде трилобитов.

Наблюдали птиц своего региона.

Собирали материалы об истории города, в котором жили.

Им как-то было интересно жить... даже простое перечисление того, чем они занимались, и то вдохновляет.

***

Но вот закончилась эпоха индустриальная, классическая. Началась эпоха – постиндустриальная.

Умные инженеры и даже умные учителя оказались не нужны, избыточны. Издержки на их «просвещение» с младых ногтей тут же сократились.

Почему так? Потому что машины стали настолько совершенны, что человек, который их обслуживал и даже создавал – мог быть уже и обычным «безмозглым винтиком».

Вы представляете себе воображаемый межвременной диалог между :

  • типичным создателем сталелитейного оборудования

  • и типичным создателем плазменной панели?

Честно, я нет. «Диалога» не получится. Мне кажется, что первый принял бы второго за слугу и попросил бы а) вычистить ботинки и б) вытащить руки из карманов, когда разговариваешь с джентльменом.

То же случилось и с гуманитариями будущего, которые по-новому обслуживали Машину Государства на всех фронтах.

Машина эта стала настолько отлажена, что учителю оставалось только дать ученикам тест, составленный не им. Сегодня это можно сделать в компьютерном классе, так что даже и учитель не нужен, а только вахтёр – следить за техникой. Учитель стал вахтёром.

***

С опасностью «инженер может построить мост, который разрушится, потому что инженер – не джентльмен и у него нет никаких понятий об ответственности» всё ясно.

Компьютеризированный станок не ошибается и ему понятия не нужны.

Ну а как же быть с той «пустотой», которая возникает сразу же после работы?

И с этим постиндустриальное общество справилось легко!

Демократизация культурных практик. Рождение массовой культуры. Низведение культурных практик до Entertainment

«Техническая интеллигенция», в уме которой больше не нуждались, стала резко глупеть – от поколения к поколению – и вскоре была низведена до уровня «пролетариата». (Того самого «пролетариата», о котором так искренне и по делу горевали социалисты, пытаясь поднять его до своего уровня из блевотины).

Но... Идея равенства всегда ведь берёт в итоге – низкую планку. (После того, как отшумят политики-романтики, призывающие равнять всех по высокой планке). Так и произошло.

Варианты «чем занять себя после работы» стали демократичными, общими для всех абсолютно. И для тех, кто закончил только школу и стал автомойщиком.

И для тех, кто закончил политехнический и затем стажировался в самой завидной компании, в которую попасть – чудо. (А уж объяснить на пальцах профану – чем ты там занимаешься – вообще невозможно).

И тем не менее, оба они, теперь, приходя домой с работы, слушают одно и то же музло, лежа на одной и той же мебели из Икеи. Например, они слушают Рианну. А что, не так? Хорошо, иногда бывает не так. Иногда мебель бывает более дорогая.

Зато оба они, освободившись от работы, не занимаются ничем хорошим, ничем творческим. Они не созидают Красоту и Добро. Они – потребляют – Трэш и Зло.

С этим-то вы хоть согласны?

Чем же предлагало себя занять постиндустриальное общество после работы? Этапы деградации...

Чем заняться после работы? Первый исторический этап.
Медиабизнес. Телевизор

С появлением в домах обывателей – телевизоров, необходимость иметь суровое хобби, чтобы занять свою душу чем-то после работы, на выходные, в отпуску, и в старости – отпала сама собой.

Работники умственного труда старой закалки ещё сопротивлялись, сидели с лупой и пинцетами над своими альбомами, но скоро они вымерли как бронтозавры.

Чем заняться после работы? Второй исторический этап.
Производство компьютерных игр как бизнес. Компьютерные игры

К 90-м гг. ХХ века телевизор надоел, потому что появились первые персоналки – ПК. А соответственно – первые, ещё смешные, компьютерные игры. История ухода мужчин конца 90-х в компьютерные игры из реальной жизни – грустна как история ухода эльфов из Валинора.

Чем заняться после работы? Третий исторический этап.
Секс-индустрия: 1) Dating-индустрия. 2) Porn-индустрия. 3) Сексуальные игрушки.

Когда, наконец, окончательно разрешили секс, (а это произошло совсем не так давно) стало понятно, чем занять трудящихся после работы.

Dating-индустрия

Dating – это индустрия «очных свиданий», точнее – индустрия случайных интимных связей и беспорядочной половой жизни: постулируемой обществом потребления «нормы и стиля жизни для современного успешного жителя мегаполиса».

В этом сегменте работает огромное количество бизнесов (почти все, которые есть в природе):

  • парикмахеры,

  • косметологи,

  • пластические хирурги,

  • тренеры по дайвингу,

  • производители модной одежды и устойчивых дезодорантов,

  • создатели мобильных приложений для поиска партнёра по заданному параметру в точке геолокации,

  • ортодонты,

  • туристический бизнес,

  • ресторанный бизнес,

  • венерологи,

  • автосалоны,

  • тренеры пикапа,

  • фитнес-клубы,

  • коучи по личностному росту и повышению самооценки,

  • маги и гадалки.

И вообще все те, кто продаёт нам любые товары и услуги, потребление которых повышает наш рейтинг – в глазах общества потребления.

Ну а те, у кого совсем нет сил и возможности (или есть упрямое нежелание) поддерживать своими деньгами и временем dating-индустрию, поддерживают своими деньгами и временем porn-индустрию и (недавно совсем) вышедшую из своих берегов – индустрию секс-игрушек.

Как интересно, правда? Мы с вами так отвлеклись, что...

На этом фоне уже и забыли про дядечку, который копается в своём огородике, выводя новый сорт тюльпана, чтобы дать ему имя своей дочки: Margarite.

Дядечка знает немного по-гречески (хобби цветовода заставляет узнавать многое дополнительно). И он считает, что это очень тонкое название, ведь margarite – это не только имя его дочери, но и греческое наименование жемчуга. А тюльпан будет цветом точь-в-точь как жемчуг.

Но нам, кажется, не понять тонкость, заложенную в названии сорта дяденькиного тюльпана. Нам вообще это всё не интересно.

«Хобби» и «досуг»: поля совпадения и несовпадения этих понятий

Мы потеряли хобби (подобные описанному выше), но мы не потеряли досуг. Иногда он выглядит даже очень пристойно. Даже кажется со стороны, что мы увлечены наукой.

Но как я уже говорила, хобби отличается от иных занятий на досуге тем, что хобби – это, по сути – вторая профессия, вторая личность, вторая жизнь.

То есть, хобби недаром воспитывали с восьми лет – чтобы овладеть хобби, надо как бы «закончить ещё один институт», только в некотором роде «заочно» (или «вечерне») да так и не получив при этом никакого диплома!

А всё то, чем – мы – занимаемся «на досуге», если и требует от нас овладеть новым знанием, то лишь очень поверхностно, с приставками квази- и псевдо-.

Когда «вгрызание» в предмет – неглубокое, без труда, тогда не выделяется эндорфинов от ситуации «я познал!», «я понял!», «я решил!»;

очень скоро становится неинтересно и скучно, чувствуешь себя обманутым и начинаешь менять «хобби» как аватарки и статусы...

В психологии такой легковесный тип взаимодействия с информацией и практиками называется: «потребительское отношение к Знанию» и очень не одобряется.

Ну а на языке современного рынка, проблем тут нет.

Всё, что мы делаем с информацией, (по мнению рыночного жаргона) называется теперь исключительно «потреблением информации».

То есть, мы потребляем информацию и тогда, когда

  • купив за свой счёт телескоп и справочники просиживаем ночи на крыше и затем – открываем звезду

  • и тогда, когда на скорости листаем ВКонтакте с телефона паблик о популярной астрономии и картинках с «Хаббл», и ставим лайк.

По мнению рыночного жаргона – это одно и то же. Мы – «потребляем информацию».

По мнению же психологов, это, ну конечно, далеко не одно и то же!

Первое ведёт к счастью, второе – к депрессии, которую не вылечишь никакими лекарствами. Потому что лекарство от «несчастья, вызванного глупостью», не существует.

Постскриптум

Entertainment или подражание Творцу?

Мой скромный гимн паро-панку – эпохе, когда и сложилась культурная практика «хобби – моя вторая жизнь», имеет своей целью следующее предупреждение.

Если в свободное от работы время мы будем лишь потреблять (неважно – что; неважно – грубо или изысканно), то мы исчезнем. Лично мы.

Если же в свободное от службы время мы будем пытаться созидать и постигать, то мы выживем. Лично мы. А что там будет с остальным обществом, это известно лишь футурологам.

Как узнать: я «созидаю и постигаю» или только«потребляю и развлекаюсь»?

Можно созидать и постигать, играя в любительской футбольной команде у себя во дворе.

При этом вы будете созидать – живую культурную практику, которой цены нет, и горизонтальные связи у себя в многоквартирном жилом комплексе, а постигать вы будете – конечно же, психологию человеческую и пределы своего терпения...

А можно не творчески потреблять и развлекаться, делая ровно то же самое: играя с теми же пожилыми мужчинами в тот же футбол. 

Смысл любому действию придаём сами мы.

А что было до хобби? Чем люди живы

Я намеренно не говорю сейчас о том, что служило человечеству опорой в более отдалённые эпохи – до классического промышленного капитализма, до того, как возникла нужда в феномене «хобби» для межеумочной части социума – «технической» интеллигенции.

Потому что, если вдуматься, то хобби существовало всегда и для всех – только под другим именем и без британского акцента.

И без глупого, вульгарного социологизма, без классового деления. Без исключения из обязательной практики «иметь хобби» – низших, а равно и высших сословий.

Хобби – это песня твоей души, если ты человек. Музыкальная тема, данная Илуватаром своим Детям, которую нужно услышать и развивать. Данная Илуватаром каждому из своих Детей. И не надо петь её фальшиво или как-то нарочно наперекосяк.

Об этом знали ещё британские идеологи стабильного государства – в своём 19 столетии.

What is your hobby, Bobby?

Елена Назаренко

© www.live-and-learn.ru - психологический портал центра "1000 идей"

Авторская разработка центра - методика работы с бессознательным с помощью психологических карт. Подробнее...

Среди множества психотерапевтических методик есть одна, которая вызывает у меня наибольшее восхищение — библиотерапия. Не от слова «Библия», а от слова «библио-», что означает просто — книга
Как относиться к чужим словам? Как к приказу неуравновешенного начальства: не торопиться с выполнением – авось передумает
Наша проблема заключается в том, что мы не владеем умением не нравиться другим людям
Сатья Саи Баба — наше современное чудо. Он — воплощение современного подхода к религии. О нём говорят либо взахлёб – восторженно, либо так же взахлёб — ругают
Сказкотерапия и теория сказки, типы сказки в мировой культуре, понимание трагедии для психотерапевтической работы со сказками
Учение о пяти типах характеров человека и о пяти базовых правах личности по методу Александра Лоуэна
Как работать с психотерапевтической метафорой и почему клиент и психотерапевт должны соблюдать условия игры