Психологические манипуляции местоимением «мы»

Неосознанное нарушение нами границ чужой личности часто делает нас людьми, неприятными в общении. С другой стороны, и мы сами порой становимся жертвами обманчиво-гостеприимного местоимения – «Мы»...

Местоимение «мы» (открою вам секрет) в культурной русской речи не приветствуется. А вы думали, только местоимение «я»? Вот и ошибаетесь!

Как раз с виду невинное местоимение «мы» таит в себе много угроз и опасностей. В правах оно понижено, сфера его применения – минимальна. Культурные люди вообще стараются реже употреблять местоимение «мы».

Когда можно говорить «мы»? Когда по-другому сказать нельзя, ибо нарушается или логика или цель высказывания.

Например. Учитель спрашивает: «Петя! Это ты один так убрал класс?» «Нет – говорит Петя – это мы с Лёшей. Я бы один не убрал так много и так быстро».

Или вот пример. «Не зови никого раньше, Таня. Мы придём с папой, и в четыре руки быстро поможем тебе накрыть стол».

Видите, когда слово «мы» уместно? Когда идёт речь об удвоении сил для выполнения какой-нибудь работы. Когда нужно информировать собеседника о том, что требуемая помощь будет умножена как минимум – на два...

А вот бывают случаи, когда употребление местоимения «мы» избыточно, а без него вполне можно обойтись.

Порой, употребляя слово мы» вы назойливо информируете собеседников о чём-то таком, о чём стоило бы умолчать, не выпячивать...

Иначе либо вы будете выглядеть смешно либо вы нанесёте вред тому, кого без просу приняли в свою партию «МЫШЕК».

Культурные люди инстинктивно избегают местоимения «мы». Для всех же остальных людей, которые НЕ впитывают этику «из воздуха», потому что воздух, которым они дышат – давно отравлен, есть психология межличностных коммуникаций.

Я как и многие мои современники не могу причислить себя с сонму «культурных людей, которые из воздуха впитывали всё, что положено». Поэтому я большую часть своей жизни посвятила изучению и практике разных психологических штудий.

Как я уже говорила, в 19-21 века психология заменяет одномерному человеку сразу и религию, и искусство и философию. (Заменяет, но не отменяет, конечно). За это всё ей – спасибо.

Психология – пропедевтика к более высоким штудиям души, колыбель современного упрощённого, спешащего, секулярного, клипового человека. (Но нельзя же вечно оставаться в … колыбели...)

Однако, вернёмся к тонким манипуляциям со словом «мы».

Именно психологи (причём, хором!) давно и предельно конкретно разжевали и положили нам в рот науку о том, как часто невинное общение, коммуникация – заканчиваются попаданием на крючок психологического манипулятора.

И какую неблагородную роль здесь почти всегда играет местоимение «мы».

О чём пищали МЫШКИ

Рассмотрим самый невинный вариант. С одной стороны, вы вполне имеете право сформулировать своё высказывание с использованием слова «мы». А с другой стороны (если дать себе труд подумать) вам не стоило начинать свою фразу этим избыточным в данном случае словом.

Всё это в психологии носит наименование «НАРУШЕНИЕ ЛИЧНОСТНЫХ ГРАНИЦ».

Собственно, об этом у нас и пойдёт речь в статье.

Ведь это самое «нарушение личностных границ» и есть – один из классических способов многоликой психологической манипуляции.

Если в психологии это называется «нарушением личностных границ», то в «светском обществе язвительных острословов» этот неинтеллигентный хвастливый поток информации носит имя

NAME DROPPING (Швыряться именами)

Самый классический пример «нэйм дроппинга» это историческая фраза, реальный автор которой скрыт историком из жалости: «Когда ехали хоронить Ахматову, Бродский показал мне, где находится могила Пастернака».

Рассмотрим (как обычно) теперь и наш пример.

Утром в офисе вы радостно говорите коллегам: «Вчера мы с Машей Козловой были в магазине и купили там чудный новый сорт кофе, попробуете?»

Что не так? Ой, а действительно, что не так? А я сейчас вскрою вам эту конфетку в обёртке.

Вариантов тут несколько. Но все эти варианты объединяет одно:

  • за прямым информированием: «А и Б в день С были в месте под названием Х и купили там предмет Y»

  • вы прячете ещё одно, непрямое сообщение.

Собственно, только для этого непрямого сообщения вы и открыли свой рот.

«Ни слова в простоте...»

Вообще-то, человеку свойственно не любить, когда собеседники ему дают «невесту с животом», когда с ним юлят, хитрят, играют словами.

А подача непрямого сообщения, искусно упрятанного в невинное прямое сообщение – это и есть «невеста с животом».

Человечество инстинктивно всегда чувствует, когда его как-то хотят надурить, когда ему хотят нечто подсунуть и раздражается – инстинктивно. Вот почему вас порой недолюбливают. А вы думали, почему?

Собственно, что мы хотели сказать фразой «Вчера мы с Машей были в магазине и купили новый сорт кофе, попробуете?». Навскидку:

  • «Сама Маша» со мной дружит и вовсю ходит по магазинам,

  • Вы все сволочи, а я дружу и хожу по магазинам с бедной жалкой Машей, поэтому я выше всех вас,

  • Я могу взять под покровительство кого угодно. Например, Машу. Ну-ка: становитесь в очередь, у вас тоже есть шанс,

  • Я теперь общаюсь с Машей очень близко и поэтому знаю про неё теперь очень много. Могу торгануть машиными секретиками. Становитесь в очередь – кто там что хотел узнать интимное про Машу, о цене договоримся,

  • Все поняли, что Маша окончательно бросила Дашу? Даша жалка и побеждена мною, они больше не дружат!

Теперь вы понимаете, что скрывается за невинным писканьем МЫШЕК?

Вас должно всегда настораживать слово «мы».

Как можно (и нужно) было по-другому сформулировать своё сообщение?

Как бы это сделал культурный и воспитанный человек, не привыкший без просу трогать ничего чужого и даже трогать чужое имя?

Или скажем так... Как бы это сделал человек, осведомлённый из курса практической психологии о том, что такое «имплицитная (скрытая) вербальная агрессия», «нарушение чужих личностных границ», «психологическое манипулирование»?

А сказать можно было и так: «Приобрела вчера новый сорт кофе, очень удачный. Коллеги, хотите угоститься?»

Если последует вопрос: «Где купила такое чудо?» дать короткий информативный ответ: «В ашане».

Вряд ли кто-то додумается спросить: «А в компании с кем ты это покупала?»

Не так ли?...

Хочется спросить: «В чём же тут нарушены машины личностные границы?» Да очень просто. Вы использовали её имя (не получив разрешения) и использовали его для решения своих собственных проблем и достижения своих тайных целей.

Когда местоимение «мы» разбушевалось

Мы с вами сейчас разобрали самый сложный и самый тонкий случай порочного и бескультурного употребления местоимения «мы».

А сейчас пойдут случаи «пожирнее». Сейчас будет самая классическая «манипуляция» или – «нарушение чужих личностных границ».

Это все те случаи, когда местоимение «мы» употребляется в речевом обороте:

  • «Мы с тобой»,

  • «Нам»,

  • «Таким вот людям как мы...»

и напрямую адресовано собеседнику.

Здесь есть два варианта манипуляции – позитивная и негативная, «белая» и «чёрная». Начнём с позитива.

Зачин фразы «Мы с тобой» – и далее информация со знаком «Плюс»

Как приятно услышать от знакомого человека неожиданное признание:

  • «Нам, как людям, читавшим Кафку...»

  • или «Ну стоит ли нам, таким молодым и красивым...».

Стоп-стоп-стоп. Вы только что скушали очень вкусную приманку.

Некто ударил вас плашмя по плечу оружием, поставив перед собою на колени. А!.. Да вы сами уже послушно встали на колени! Вы же знаете – как сеньор-сюзерен принимает в свои вассалы верных ему мелкопоместных рыцарей. Верных ему... Рыцарей... Мелкопоместных...

А вы уверены, что вы «мелкопоместный»? А вы уверены, что вы будете этому человеку «верны», что бы он ни выкинул? А вы уверены, что «игра в рыцарство», «тайный орден», здесь не профанируется до … кощунства?!

Дальше продолжать? Кажется, здесь и так всё предельно ясно. Как только «ваш сеньор» затеет какую-нибудь «войну», вас попросят принять в ней участие словом, телом и делом.

Например. Ваш сеньор (истеричная или эпилептоидная подруга Инна) решила «травить» некую Свету. Почему? Да, так – она её бесит. Нипочему. Чем-то вот обидела.

Ну а вы-то тут причём? А притом – вы уже слили своё «Я» в услужливо подставленное вам слово «МЫ».

Это «МЫ» было разукрашено гербами и глиптикой, войти в эти двери было завидной честью. А теперь попробуйте выйти оттуда.

Вас оттуда вышвырнут и, между прочим, через чёрный ход, на осклизлых огрызках моркови, – когда вы откажетесь поддерживать своего сеньора в любых его очередных скотских начинаниях или верно поддакивать каждой его новой старой – идиотской или просто – озлобленной мыслишке.

Как же нужно отвечать на такую попытку манипулировать вами? Как? Сразу! Какими словами?

«Не знаю, как ты, а я...»

  • Кафку не особо-то и читала, если сознаться, не понимаю и не люблю, забыла, мне Хмелевская ближе,

  • не такая уж я молодая и красивая, я считаю, вон, Вика Лопырёва – и покрасивей и помоложе меня, так что не знаю, не знаю. Да и вообще все мы под Богом ходим.

В данном ответе разрешается: ёрничать, юродствовать, можно даже оболгать себя намеренно. Так делал сказочный персонаж Ивашка, когда не хотел лезть в печку к бабе-Яге на её лопате: «Что ты, бабинька, сами мы не местные, я ентово вовсе и не умею».

А можно просто использовать сухой тон. На театре этот тон помечается ремаркой (сухо). «Сухо» – это ни в коем случае не «злобно» и не «враждебно» и не «раздражённо». Потренируйтесь.

Сухо – это вежливо, но безэмоционально. Сухо – это не «сладко» и не «полу-сладко». Когда будете оттачивать ремарку (сухо), держите в уме благородное красное сухое вино.

Зачин фразы «Мы с тобой» и далее информация со знаком «Минус»

Когда человеку совсем одиноко, и он отчаянно нуждается в собеседнике, товарище, в хоть какой-то поддержке – к такому человеку, порой, слетается на огонёк один очень интересный сорт вампиров. (Психологических, конечно...)

Этим людям доставляет изысканное извращённое удовольствие – наблюдать чужое падение в болото, в бездну. Превращение на его глазах Человека-«Нечто» в Человека-«Ничто». За это шоу он готов даже платить.

Причём, такого сорта вампиры всем вариантам «падения» предпочитают формальный, словесный вариант: когда человек – признаёт себя «падшим» и подтверждает это не какими-то там «делами», а просто самостоятельно произнесённой вслух словесной формулой самообличения. 

Ну, хотя бы подтверждает своё «падение» молчанием (оно же – знак «согласия»). Или кивком, судорогой головы. Как невеста, которую выдают замуж насильно.

«Согласна ли ты, Афродита Карамболо...»

Эти вербальные (словесные) вампиры окружают нас везде.

Их особенность заключена в том, что такие вампиры – фанатики...

Подчеркнём: они истово верят лишь в силу и преимущество – слова, в силу – формулировки, в мощь «произнесённого заклятия».

Их девиз: «Чистосердечное раскаяние вслух облегчит вашу участь».

Такие фанатики ждут от нас одного – «чистосердечного раскаяния» в том, что мы смели изображать из себя «Нечто»...

Такими вампирами бывают порою родители (или супруги), когда кричат:

  • я прощу тебе, если ты просто скажешь: «Да, я негодяй, я скотина, я вор, я совершил святотатство по отношению к матери»

  • ты просто скажи: «Да. Я был неправ». Скажи! Ну, скажи!..

Заметьте, этим людям не нужно вовсе, чтобы кто-то исправился на практике.

Они почти эротически «заводятся» лишь на слух – от того, что кто-то публично произносит о себе самом уничижительную речевую формулировку.

Или хотя бы подтверждает кивком головы...

Этим расстройством страдают всевозможные хулиганы или религиозные фанатики, которые анекдотически «ловят пионера» и заставляют его в кустах то произносить слово «Попка», то растоптать галстук и сказать «Ленин – дурак!», то отречься от своей веры...

Но мы немного отвлеклись от темы...

Нам интересно другое: как эти небезынтересные люди используют опасное, манипулятивное местоимение «мы».

Мы с тобой бестолковые люди... (Некрасов)

Одна клиентка часто без особого жизненного повода переживает депрессивные состояния, так как вообще склонна к депрессии. Её поддерживает близкий друг. Что значит: «Поддерживает»?

Проводит в её обществе достаточно времени, частенько выступая в роли слушателя, советчика, просто компаньона, отгоняющего скуку и одиночество.

Разумеется, за всё нужно платить. Клиентка щедро платит за возможность:

  • больше говорить, чем слушать,

  • чаще жаловаться, чем утешать,

  • иметь право звать в гости, когда этого хочется «тебе».

Какую же плату требует компаньонка и близкий друг? К несчастью, наша компаньонка относится к разряду «фанатиков самообличительного слова из уст провинившихся».

То есть, ей нравится, когда люди подтверждают словесную формулировку о своём превращении из «Нечто» в «Ничто». (Знай своё место).

Поэтому она требует подтвердить фразу: «Конечно, нам с тобой, провинциалкам, приехавшим покорять Москву, но так её и не покорившим, выброшенным на задворки жизни...»

И ещё одна любимая фраза: «Нам с тобой никогда не везло с мужчинами...».

Сама клиентка не то, чтобы так совсем уж не считает... Нет, она только недоумевает – неужели для утешения нельзя отыскать других слов?..

Как останавливать негативное «Мы с тобой»?

Стратегия скромности. Стратегия смирения. Стратегия борьбы со своей гордыней.

Как и в случае с позитивным «мы с тобой», здесь нужно так же «радостно клеветать на себя с юмором».

Но теперь уж не отрицая «хорошее», а – не споря с «плохим», с тем, что хочет утвердить вампир. Иначе он не отцепится. (Как не отцепится хулиган от пионера, которому непременно нужно услышать из детских уст: «Пионеры – дураки!»).

Ведь выбить из собеседника слова «Да, я Ничто...» – это не прямая цель вампира-манипулятора.

Его прямая цель – впитать в себя ту муку и то страдание, с которыми прижатый к стенке человек произнесёт эти неприятные для себя слова.

Если вы легко и честно – без муки и без страдания скажете: «Да, как ты справедливо заметил, ты и я – мы оба – Ничто», (можете держать при этом дулю в кармане), вампир конечно же не получит того, чего он на самом деле от вас хотел. Он не получит вашей боли.

А чего не получит – манипулятор – в его лице?

А манипулятор не сможет больше приторговывать своей дружбой, задорого продавать своё тело, которое соглашалось приезжать к вам в гости на условиях вашего добровольного психологического унижения.

Такие «товарищи по несчастью» больше не станут навязывать вам свою скорбную дружбу двух неудачников, и заставлять произносить «Ленин – дурак, а я – провинциалка, которая так и не сумела покорить курву-Москву».

Под дружное МЫчание рождается на свет...

Эпилог

Практически всякий раз, когда в аудитории (или же за столиком, тет-а-тет) звучит гордое слово «мы», происходит акт вторжения в границы чьей-то личности, которая согласия своего на это вторжение вряд ли давала.

Это всегда похоже на незаконное использование чужого шарфа как носового платка.

Чем более гордо (со «значением», с «мычанием») звучит слово «мы», тем больше вероятности, что на ваших глазах происходит психологическая манипуляция лично вами.

Знаете, как в высшей школе студенты определяли лектора по первым же произнесённым им фразам?

Знайте: если лектор начинал со слов: «Мы с вами собрались в этой аудитории...» то это был плохой лектор, никудышний. С ним потом было много проблем.

Если же лектор говорил: «Сегодня здесь собрались вы – студенты выпускного курса и я, ваш покорный слуга, который будет читать вам курс...», то этот курс обещал быть интересным и пропускать его было нельзя!

Студенты очень тонко чувствуют, когда им фамильярно «мыкают» с первой же фразы знакомства.

Избегайте словечка «мы».

Елена Назаренко

© www.live-and-learn.ru - психологический портал центра "1000 идей"

Авторская разработка центра - методика работы с бессознательным с помощью психологических карт. Подробнее...

Читательница нашего проекта – Яна Чакис – читала-читала и не выдержала. Цикл статей про “Те же грабли” был последней каплей её терпения
Статья о таких типах мужчин как алкоголик и жадина, домостроевец, которых лучше не встречать на своём пути (с точки зрения психологии)
Техника рефрейминга построена на том, что родители хвалят своего ребёнка даже за его недостатки, обращая эти недостатки в достоинства
Притча о спонтанности и ригидности
Давайте вспомним, с какими книжками, травмировавшими вас в детстве (и юности), вы так и не «свели счёты» и напишем свое окончание истории.
Если у Вас возникли проблемы с СИМОРОНОМ, попробуем их решить. Если не возникли — возникнут обязательно, как только Вы погрузитесь в чтение соответствующей литературы 
Лист бумаги - легче, чем молоток, если только в этот лист бумаги не завёрнут камень...