Товий или забытые «ключи» к «непонятным» нам сказкам

Та нравственность, которой учила и учит до сих пор книга «Товит» нам сегодня, увы, непонятна и прямо враждебна. А может, зря?

Бывают сказки, которые сегодня кажутся нам ещё и... «не очень интересными».

Читая их, невольно думаешь, что здесь сумбур городится на сумбур, а красивого, понятного смысла нет. Слишком уж много... просто обилие каких-то «неясных» нам деталей, которые, видимо, важны были когда-то и для рассказчика, и для слушателей, но нашему уму и сердцу теперь уже ничегошеньки не говорят. Правильно!

Ведь сказка – всегда поучение, поучение об известных этим людям вещах только в метафорической форме. Но... если контекст утрачен, то эти «известные людям вещи» становятся «новым людям» вовсе неизвестны!.. А значит и метафоры не доходят!

Мы, конечно, ещё пока что поймём метафорическую притчу о том, что детям нужно:

  • а) слушаться запретов родителей и

  • б) мыть руки и лицо, чтобы не быть грязнулей и не оттолкнуть от себя лучшую часть социума – культурных и цивилизованных людей, или не стать жертвой хулиганов.

Поэтому такие сказки как «Мойдодыр» или «Жил-был у бабушки серенький козлик» до нас пока ещё «доходят»...

А вот сказки, которые апеллируют к более сложным и духовным вещам – сакральным запретам и предписаниям, то есть нравоучения уровнем выше, чем быт и социум нам уже нужно «объяснять».

Таковой является и библейская книга «Товит». Сейчас мы попробуем её разобрать.

Товий

Как я уже сказала, ключи к дешифровке этой притчи давно утеряны вместе с культурным, историческим, религиозным контекстом.

Как и любая сказка, «Товит» учит:

  • нравственному поведению, которое является залогом спасения жизни тела и жизни души, отдельного человека, его рода и его соплеменников, даже если сразу это не очевидно.

Однако та нравственность, которой учила и учит до сих пор книга «Товит» (ведь она всё ещё присутствует в своде Библии!) нам сегодня, увы, непонятна и враждебна. А может зря?

Итак, сюжет

Было это давно-давно, в дни очередного страдания и плена еврейского народа на чужой земле, «в чужих» (враждебных и до крайности развращённых!) «людях».

Как водится, чужие люди издевались над евреями-недотрогами и их святынями, обычаями, добиваясь полной ассимиляции упрямцев. Чтобы «были как все», «как тут принято», чтоб перестали быть народом и погибли как народ.

Евреи, тем не менее, упорно презирали развращённых поработителей, не отказывались от СВОЕЙ веры, хоть им и запрещали её исповедовать. Дело дошло вот до каких издевательств... Зная трепетное отношение «этих фанатиков» к своим умершим и их десятки «уморительных» предписаний по поводу похорон, властители того города, где евреи прозябали на правах нацменьшинства, запретили хоронить мёртвых и производить над ними какие-либо обряды!

А с трупами они поступали следующим образом.: сбрасывали их как мусор за городскую стену.

***

И вот нашёлся один человек, который повёл себя как герой, партизан, участник «Сопротивления»! Но если совестливые люди ХХ века прятали и выводили за пределы гетто от гестапо еврейских детей, то этот делал работу посложнее и «понепонятнее»... (Для нас, сегодняшних).

Он, под страхом смертной казни, под носом у полицаев прятал и хоронил трупы убитых солдатами евреев. Он один хоронил евреев, которых некому было похоронить. И делал он это по всем еврейским правилам, что ещё больше осложняло и без того сложное дело!

Мы сейчас скажем: «Ну понятно, если в такой обстановке террора детишек спасать! Детишки – это святое! Они такие хорошенькие, потом у них есть Будущее. Вдруг вырастет гений и изобретёт чудо-лекарство?»

Но евреи и Товий, они считали не так. Просто они были более культурны, чем мы, теперешние. Для них и труп представлял ценность. То есть, они были готовы за труп умереть. Странно, да? Стоит ли игра свеч?.. Не слишком ли дорого обходится такой пафос? Как выясняется, не слишком.

Что такое вообще культура? (В контексте книги «Товит»)

Столько мертвецов

Вне дома могут бросить только греки...

Культура – это когда ты ценишь не только то, что

  • тебе миленько и симпатично,

  • может иметь ценность, пользу.

Когда человек спасает на войне хорошенькую женщину – это не «человек культурный». Это «человек эротический». Молодец... Кровь горячая. Только его культура тут пока что ни при чём... Мы пока не знаем, есть ли она у него вообще. Что там у него, кроме инстинктов.

Культурным он будет тогда, когда с тем же пылом кинется спасать дурнушку с лицом, изрытым оспой, или старушку. Это означает, что его ум сформирован так, что умеет оперировать Абстракциями, которые «не съесть, ни выпить, ни поцеловать».

  • Женщина вообще.

  • Чья-то мать.

  • Чья-то сестра.

  • Человек.

Точно так же, если на войне или в тяжёлых обстоятельствах вы выкупите, спасёте мастера, специалиста, профессионала, работника, оценив его как лошадиный барышник и быстро спросив: «Что ты умеешь делать?», вы тоже ещё не человек культурный. Вы человек хозяйственный, практичный, деловой. Только ваша культура пока что тут ни при чём. Мы пока что не знаем, есть ли она у вас вообще.

Культурного человека определить просто: он никогда не поинтересуется, спасая людей: «А кто тут переводчик? Врач? Связист? Шаг вперёд!». 

В его уме созрело понимание абстрактной философской мысли:

  • «любой Человек ценен».

(Хотя быт этому, конечно, противоречит, но ведь не быт диктует нам наши высшие ценности! Не быт...)

***
Ясно одно: феномен «культурного человека» («культурной нации») как-то очень очевидно зиждется на понятии «нравственность».

А понятие «нравственность», в свою очередь, зиждется на понятии «религиозность».

Как говорится, «если Бога нет, то всё позволено».

И поэтому, как говорится, можно даже хорошенькую женщину на войне не спасать. А так, попользоваться ею, пообещать ей с три короба, и оставить на своём месте. 

Вы смеётесь? А что, лично вы: много ли знаете в своём окружении людей, которые точно не поступили бы так?

Так вот Товий был человеком религиозным (что и бесило местное гестапо), а значит нравственным и культурным!

«Видите ли, он может позволить себе такую роскошь как похороны! Тут людям жрать нечего, а у них похороны по первому разряду!»

Сами «хозяева жизни» были люди развращённые, как и все мы.

Нет, они не были «атеистами». Это позднее изобретение.

У них была какая-то своя «красивая» религия, но она отличалась тем, что «удобно служила» всем их:

  • звериным похотям,

  • человеческим страстям

  • и капризным желаниям

  • и ни к чему сложному и героическому личность вообще не обязывала!

(Это вот как у нас сейчас. Пошёл, свечку поставил за 20 рублей и молодец. Ни к чему сложному и героическому такая вера твою личность не обязывает).

Таким людям евреи, конечно, «кололи глаза» своим суровым благочестием и несгибаемостью в вопросах культа.

А потом... Как правители они рассуждали тоже ведь здраво. Первое, что должен сделать правитель? Это сломать человека, заставить его предать, продать свои ценности, чтобы потом организовать из таких людей стадо. Стадом-то легко управлять. А евреями управлять – что волков пасти. Ну-ка попробуй...

Протягиваешь ты ему по-товарищески сало и зовёшь в бордель, отметить гешефт. Смотрит на тебя такой еврей и говорит, качая головой: «Не, то не мОжно, пан!». Раздражает...

Так вот, Товий хоронил трупы забитых до смерти жертв полиции сам под страхом смертной казни.

Повторим, при этом он соблюдал все мелочи еврейских предписаний по поводы чистоты и нечистоты... То спать ложился где-то на улице, не входя в пределы родного дома – не успел очиститься. То поесть садился и вдруг бежал из дома, не съев и ложки – надо было похоронить очередного мёртвого ДО захода солнца, поступила информация...

Сущее ведь издевательство! Двойная нагрузка!

Какой разговор мог бы произойти у нас с Богом и какой разговор не произошёл с Богом у Товия...

Вот тут вот, в этой ситуации, мы бы с вами подняли очи горЕ и стали бы «торговаться с Богом», да ещё и в очень раздражённом, требовательном тоне.

Мы бы сказали так: «Бог! Ну Ты что, не видишь, как мне тяжело? Я, конечно, понимаю, что это очень красиво и изящно – все эти там Твои предписания, как кого хоронить и что потом делать. Причём я половину из них просто не понимаю... Ну ладно: Ты – начальник, я – дурак – исполняю... Но, Бог, все эти Твои приколы, они хороши были в мирное время. Ты видишь, что сейчас творится в этой стране? Куда Ты нас послал, между прочим, за грехи наших отцов! Не за мои лично грехи! Я ТУТ ПРИЧЁМ? Я и так стараюсь! Давай вот хотя бы сейчас без этих цирлих-манирлих? Давай хотя бы вполовину упростим процедуру, и Ты меня наказывать не будешь?»

«Ну да, – сказал бы Бог на такое, – Ты прав, Товий... А давай совсем упростим? Чего там? Давай вообще трупы за городскую стену скидывать? Впрочем, за тебя этот труд и так уже делают... службы местного ЖКХ по утрам, так что ты можешь быть вообще свободен!»

А ещё мы могли бы сказать Богу:

«А вот если меня как-нибудь схватят и убьют эти солдаты? Кто будет тогда хоронить евреев, а?»

И Бог бы ответил Товию: «Не беспокойся, ты не один тут такой святой. Я найду тебе замену. И почему это ты решил, что завтра тебя убьют солдаты? До сих пор же не убивали? Ты думаешь, Кто тебя всё это время оберегает?

В общем, Товий, не лезь в Мои планы! Не бойся смерти, она всё равно придёт, а когда и как Я это спрашивать и тем более решать за Меня никому не позволяю! Так что успокойся и работай, как работал, если, конечно, хочешь. Дело твоё...»

***
Но такой разговор у Товия с Богом не состоялся.

Неожиданные неприятности...

И вот в один непрекрасный день, Товий забыл всё-таки об одном ритуале. Так как он очень устал, не сел за стол в главный праздник, а побежал хоронить мёртвого (Это всё равно, что вам испортили бы Новый Год), он упал за двором дома, не входя в жильё (так как был ритуально «нечист») и вырубился. Он уснул как убитый, не успев или забыв, что нужно в знак скорби покрыть лицо своё и голову, и глаза талесом и так провести всю ночь. Наутро он ослеп.

Товий ослеп, так как им был нарушен процессуальный ритуал.

Что же, он возроптал на Бога? Отнюдь. А жить ему стало тяжело. Теперь работала одна жена – ходила по домам и шила за копейки. Всё как положено: семья слепого обнищала.

***
Ну а дальше? А дальше начинается, собственно, Госпожа Сказка! Воспетая в тысячах картин и фресок художниками Возрождения и Нового Времени. Излюбленный ими сюжет...

Действие этой сказки уже не нуждается в дотошном культурологическом анализе (я перестаю вас грузить, то бишь) и интуитивно понятно даже младенцу.

Сюжет сказки развивается стремительно, волшебно и фантастично! Пора вводить в действие второго героя повести – молоденького сына Товии... – Товию. «Товия Товиевича».

Товий-Junior и его послушание-подвиг

Старый слепой отец позвал к себе сына Товию и сказал:

«У нас совсем почти не осталось денег. Но ты знаешь, в другом городе живёт мой старый товарищ-купец. Мы когда-то вместе делали дела. И он мой должник. Я бы и сейчас не требовал у него долг, если бы не обстоятельства. Тебе придётся ехать в тот город с письмом и просить его вернуть деньги. Тогда наша семья выживет, и матери не придётся работать и унижаться. Надо найти тебе компаньона для этого путешествия, так как ты ещё совсем юн.

Пойди в синагогу, найди честного еврея из уважаемых в общине, с безупречной репутацией, и приведи его ко мне».

Товий Jr вышел на дорогу, а навстречу ему приличнейший молодой человек. Настолько приличный, что папа сразу отпустил с ним сына в дорогу!

А это был Архангел Михаил (есть версии, но я за Михаила), самый приближённый к Престолу Божьему Ангел, генералиссимус ангельского Воинства. Недаром он произвёл на папу такое хорошее впечатление! Бог послал его на землю на помощь семье Товиев...

Юноши выдвинулись в дорогу. По пути они остановились на привал у озера. Ангел приказал Товию войти в воду и вытащить из воды руками огромную рыбину.

Рыбу они выпотрошили, испекли на углях и съели, а её печень и желчный пузырь ангел-кашевар отделил и рассовал по мешочкам.

«Должник, к которому ты идёшь, – сказал ангел, – имеет дочь, которую мучит страшный бес, демон. Она уже семь раз выходила замуж и семь раз вставала с ложа нетронутой девственницей и… вдовой! Бес, который её охраняет, входит ночью в спальню и душит молодого супруга.

Папаша предложит тебе жениться на его дочери и только тогда пообещает отдать долг. Он совсем обезумел от горя. Никто из местных уже не смотрит в её сторону, одна надежда на неосведомлённого чужеземца.

«А вдруг хоть у кого-то что-то получится?» – думает папаша.

Ты войдёшь в спальню и сожжёшь на жертвеннике печень вот этой волшебной рыбы! В её дыме заключена смерть беса, и ты освободишь одержимую.

У тебя будет хорошая жена и хорошие деньги, потому что её папаша – очень богатый человек и вовсе не злой, он отдаст вам всё, чем владеет, не только долг, на радостях!

А вот желчью этой рыбы ты помажешь глаза своему слепому отцу, когда вернёшься в дом с молодою женой. И он прозреет!»

***

Ну, так всё и вышло, как сказал ангел. Тут и сказке (моей) конец, а кто слушал – молодец.

***

А в чём же состояло послушание-подвиг молодого Товия?

А в том, что он ни сном ни духом не собирался… жениться! Он был ещё совсем мальчик, едва достигший еврейского совершеннолетия – тринадцати лет. На картинах его таким и изображают!

Во-первых, он не влюблён и жениться не хочет.

Во-вторых, он не видел девицу!

В-третьих, то, что он о ней слышал, может вызвать уныние... Старше, семь раз была замужем, бесноватая, отверженная всеми в своём городе, да ещё и с демоном-убийцей надо ночью бороться. А из оружия только … дым от вонючей рыбьей печёнки да вера...вера в слова учёного еврейского юноши с благородными манерами, хорошо толкующего Писание.

Современный скептик и «свободная Личность» удавился бы от такой перспективы! Он бы захохотал! «Вы меня за дурака принимаете? Вот сами и женитесь на этой мадам, коли она такая богатая!»

А ведь Товий совсем не знал, что перед ним архангел. Они с папой честно думали, что это какой-то «приличный еврейский учёный юноша из очень хорошей семьи».

А мы не должны забывать вот что, и это самое главное, – контекст эпохи!

Отец ещё нет, а вот Товий-младший уже родился в атмосфере чужбины, в атмосфере активно разлагавшей и развращавшей евреев!

Им «по-хорошему» предлагали перестать быть «религиозными ханжами» и стать «как все культурные люди», влиться в общество...

Соседи у Товиев именно так и делали. Они смеялись над отцом, чьим «хобби» было тайно хоронить убитых евреев.

«Допрыгается бунтарь, – говорили они. – Один раз уже били, а ему всё мало!»

Враги били, а тут ещё Бог побил, соседи над всем этим смеются... А Товию – всё ничего. Гвозди бы делать из этих людей...

А мальчишка?

Он не отказался от «заочного» сватовства! Ведь ангел-спутник сказал ему: «Вы предназначены друг другу Господом, она твоя суженая!»

Разве поспоришь с таким «умником», отличником религиозной школы? Значит правда, надо жениться...

***

Вот мы с вами и рассмотрели как следует ключи к пониманию этой старинной волшебной сказки, которая всё ещё входит в корпус Библии...

Она о двух «нельзя».

  • нельзя роптать на непонятные тебе действия Бога и давать им свою оценку,

  • нельзя не исполнять предписания.

Еврей и женитьба

Еврею предписано жениться, чтобы продолжить свой род. Причём женить его может община! (В данной сказке роль «уважаемого члена Общины» сыграл архангел Михаил, переодетый).

Еврей и остальные правила

Товий не возроптал на Бога, когда ослеп. А ведь все силы зла – небесные и земные – ждали именно этого!

Ведь врагам только и нужно было, чтобы нашёлся кто-то «здравомыслящий» и рассудительно «рассудил»:

«Да как же это несправедливо и цинично! Подумаешь, нарушил какой-то запрет! Он же старался!»

Сначала «к чёрту» пойдут одни запреты, потом – другие, потом – все.

Но Товий-отец выстоял и не обиделся.

Он спокойно понимал, что то, что он ослеп, потому что не покрыл голову талесом в знак скорби по умершему – это правильно, это так и надо. И как видим, Товий не прогадал!

То же можно сказать и о его сыне.

Ведь сын мог вполне сказать: «Мне не нужна такая невеста! Почему вы подсовываете мне какой-то порченный товар?»

Но Товий-сын тоже знал: любая еврейка и любой еврей имеют право заключить брак, чтобы продолжить свой род. И никакие «оценщики чужих достоинств» не вправе лишить их этого священного права!

И если женихи и невесты не блещут никакими «рыночными» качествами на современном рынке женихов и невест, если за них некому вступиться, то вопрос о браке для «неудачных» женихов и «неудачных» невест решает община».

Товий уважал эту философию настолько, что и сам готов был стать мужем, мягко говоря, ну оччень неудачной невесты...

***

И знаете... Если бы не эти два человека в равнодушном городе – Товий-отец и Товий-сын, то через несколько сотен лет Иисусу Христу, который отменил кое-какие вещи и открыл людям некоторые новые, более сложные истины, было бы просто некуда приходить. Не было бы никакой Галилеи, никакого Назарета.

Еврейская диаспора оскотинилась бы за два поколения, позволив себе «всё», и исчезла бы, затоптанная ногами безымянных человеческих толп, чьи боги – это брюхо и пенис вот уже несколько миллионов лет.

Не было бы без тех двух Товиев ни плотника Иосифа, вдовца, который «не трогал жены своей Марии», ни самой Марии, слушавшей ангела, ни пророчицы Анны, ни Симеона, ни Иоанна Крестителя, которого трепетал сам Ирод, ни братьев-рыбаков, ни жён-мироносиц...

***
Но к счастью, в любую эпоху и в любой стране, при любом режиме, рождаются такие нелепые, странные мальчики, которые умеют сами и учат своих детей 

  • крепко держать (раз уж дал!) Честное Слово.

***

Я не удивлюсь, если вам не понравилась сказка... Та нравственность, которой учила и учит до сих пор книга «Товит» нам сегодня, увы, непонятна и прямо враждебна. А может, зря?

Елена Назаренко

© www.live-and-learn.ru - психологический портал тренингового центра "1000 идей"

Несмотря на то, что вопрос «о смысле жизни» в приличном обществе полагается немного наивным и свидетельствует о том, что задающийся им человек — несколько оторван от реальности, по крайней мере — страдает «юношеским максимализмом», не смотря на все эти очень уважаемые соображения — смысл жизни интересует всё-таки всех нас
Среди нездоровых психологических игр, давно описанных психологом Эриком Берном, есть те, чья вредная сущность видна сразу. Это — грубые манипуляторские игры, где двое собеседников как бы играют ...
Итак, что же побеждает в конкурентной борьбе: мудрость мудрого или путь дурака? Кто более матери-истории ценен?
Упражнение-тест психосоматических проблем и мышечных зажимов из телесно-ориентированной психотерапии
Сегодня почти все мы страдаем одной хитрой «психологической болезнью». Она называется «Недостаточная способность к самопринятию». Если конкретнее, то мы не чувствуем, какого мы...
Страхи (а, по научному, фобии) лечатся у психотерапевта. Но это не значит, что Вы не можете победить их самостоятельно 
Вас все еще интересует такая тема как исполнения желеланий? Тогда читайте наш материал. В этой статье мы продолжаем рассказывать о том, как не утонуть в море симороновских практик