«Како веруеши?» О христианстве некоторых христиан с точки зрения Гёте и юнгианства

А давайте «видеть в Спасителе – друга, с которым вступают в беззаветное и любовное соревнование, чьи заслуги ценят, прославляют и потому жаждут ему подражать, более того, ему уподобиться». Может быть, это и есть та самая – музыкальная партия Духа? 

Как вы можете догадаться, открытия Юнга не родились персонально у него в голове в одночасье, в готовом виде. Эти догадки и мысли собирались столетиями в умах разных натурфилософов, особенно в «бассейне» немецкой мысли (как сказал бы наш философ Петров). И только Юнг дал себе труд (такова уж была его миссия!) взять и собрать кое-какие догадки немецких чудаков воедино и с этим – получить уникальный, интересный «продукт».

Читая многих мыслителей-немцев 18-19 века, я то и дело отмечаю карандашом: вот – «пра-Юнг» и вот – «пра-Юнг»! И даже у Гёте, которого уж никак не воспринимаешь в контексте Юнга, то и дело встречаются целые пра-юнгианские пассажи!

Так, например, именно Гетё «черканул» (и забыл – щедро подарив развивать свою догадку потомкам) образ Анимы и Анимуса: «женской» и «мужской» половинки – мужской и женской Души.

Но Гетё, кстати, поместил это своё наблюдение в один весьма интересный контекст, фон, мимо которого мы пройти никак не можем.

Он догадался о существовании Анимы и Анимуса, наблюдая – как исповедуют христианство различные, встречавшиеся ему – христиане.

Гёте пишет с иронией:

«я воочию увидел, как одна и та же вера видоизменяется в соответствии с образом мыслей различных людей. Каждый человек исповедует свою собственную религию и на свой лад чтит Господа Бога».

Гёте рассуждает не «вообще». Он подводит свою мысль к чёткой бинарной идее о – разнице в исповедании христианства у «религиозных мужчин» и у «религиозных женщин».

Что же за наблюдение поведал нам Гёте? О! Очень печальное!

Для того, чтобы легко понять его грустную мысль, нам нужно знать о разнице между такими понятиями как «душа» и «дух»

«Душа» – это то, с чем имеет дело психология и психотерапия. Валерьянка. Она тоже имеет дело с душой. Душа – это пространство, описанное и проанализированное Юнгом. Его граница с телом – нервы. Там постоянно идёт заварушка.

Душа – это эмоции, чувства, сновидения, настроения, порывы...

В общем, душа – это «птица» не самого высокого полёта...

Гораздо выше души располагается – Дух.

Дух спокойнее, чем душа. Дух – более благородный металл. Он будто бы «очищен» (как золото в огне от примесей) от страстей и истерических взлётов. Если дух и взлетает, то не на фонтане истерики, который так же быстро и опадает. Как-то так...

А в чём же печаль?

А печаль в том, что в идеале, христианство, – Весть и Слово Христа, они не должны иметь дело с душой человека и к ней апеллировать.

Они прямо должны иметь дело с человеческим – Ду-хом. Это – Его уровень, Его, если хотите, дипломатический статус.

Когда к вам приехал посол Канады, к нему не выпускают на переговоры вахтёршу. Даже если она работает в посольстве, чудесная женщина и читала Булгакова. Даже тогда.

Но, к сожалению... К сожалению, всё не так просто. В земной жизни человеком повелевает не то, чтобы … душа, а даже, скажем, совсем – тело! Брюхо и пенис. То есть – человек это чаще всего – обычное животное. «Родившееся от плоти – есть плоть. Родившееся от Духа есть Дух». (Евангелие от Иоанна). Душа тут вообще ни при чём. Она – медиатор между телом и духом. Не директор! Секретарша...

Но если в каком-то человеке, в нашу эпоху, вдруг просыпается Душа, (!) и он начинает вдруг искренне хотеть жить не стремлениями одной своей понятной и простой плоти, которую можно утешить в торгово-развлекательном центре, а стремлениями какой-то Души, для которой подавай Эрмитаж, библиотеку и филармонию, то ему аплодируют, как ребёнку, сходившему на горшок, а не в ползунки.

Причём так. Это одни ему «аплодируют». И их – меньшинство! А большинство-то начинает охоту на такого человека, – как Ирод-Царь, требуя, чтобы он либо физически «самовыпилился», либо умер от голода либо стал «как все» и начал жить обратно – запросами одной плоти, подобно скотине в стойле.

Ясно, что человек, живущий запросами души, чувствует себя героем, мучеником и диссидентом – на фоне быдла. (Быдло – это по-польски, одомашненная скотина).

Да так ведь оно по сути и есть... особенно в самые тяжёлые, в варварские времена... Герой, мученик и диссидент.

Где уж тут начать разговор о том, что душа – это «птица не самого высокого полёта», что сугубо потакать ей вредно (а то сопьёшься или окажешься в психушке) и что нужно стремиться (хотя бы стремиться!) услышать в своей симфонии всё-таки партию трезвого Духа и попытаться понять «а как это вообще – когда Дух»?..

А «когда Дух», это вот как. Это никаких истерик. При этом:

  • человек не живёт запросами плоти (у жрущего обывателя тоже ведь нету истерик, но это «не то»)

  • и не строит из себя «уравновешеного хмурого святого в белых домотканных хламидах» (это уже совсем «не то», – это сатана в маске фарисея, садист и инквизитор, сгнивший от гордыни изнутри).

Нам сложно понять как это – жить запросами Духа. Нам бы научиться жить (искренне!) – запросами Души.

Вот поэтому у христианства в этом мире почти всегда очень скорбная роль. Почти в каждом посольстве (где его ещё принимают!) его принимает не равный ему по дипломатическому протоколу сотрудник.

Его встречает наскоро накрасившая губы «интеллигентная и тонкая» женщина-вахтёр, читавшая Пикуля и Булгакова. Наша душа.

Ну и что же из этого диалога получается? А особо ничего... Точнее, о том, что конкретно получается – у нас в статье и речь! (И об этом как раз догадался Гёте!)

Чтобы перейти к следующей части нашей беседы, мы должны опять вспомнить географию души, то есть, архетипы Анимы и Анимуса.

«Душевные» люди и их христианство

Человек, «живущий душой», не может не быть взвинченным. А как же? Он же всё время ощущает «недостачу» (как сказал бы Пропп).

Или – «томление», «романтическое томление по недостижимому, незнаемому», «зайнзухт» – как сказал бы Шеллинг.

А Юнг сказал то же самое «по-третьему», но стало намного яснее. Он научил нас, что всё это томление и недостача – это просто чаще всего тоска Анимы по Анимусу и наоборот. (Мы не будем сейчас даже бегло излагать эти школьные истины).

Материальное выражение у этой тоски такое. Женщины стремятся к неведомому мужскому идеалу, а мужчины – к Женскому.

Вспомните наших символистов. Вечно Женственное, Прекрасная Дама, София, Снежная Маска и так далее...

Женщины тоже изобретают себе рыцарей в сверкающих латах.

И всё бы здесь хорошо. Так создаётся мировая художественная культура и любовное чтиво. Что в этом скверного? Нормально!

Но хорошо это до тех пор, пока такой «душевный» человек не приспособит для своих нужд... религию христианство.

Гете догадался и прямо (почти) написал, (а мы уже скажем современными словами по Юнгу), что «мистически» (душевно) настроенные женщины канализируют свои фантазии об Анимусе в поклонение Господу Богу или конкретно образу Христа.

А такие же мужчины (с перевесом нервов, души над телом) канализируют свои фантазии об Аниме – в дискурсе бурного поклонения Богоматери.

Это особенно заметно на примере католицизма, так как он базировался в латинских (южных) странах, а южная кровь – не северная...

Отсюда и стигматизация истеричек, и объявление себя «Невестами Христа» и мужской культ Богородицы в Испании, культ довольно странный и многих давно и сильно смущающий...

Конечно, наш А.С. Пушкин читал Гёте, так что его знаменитое стихотворение «Жил на свете рыцарь бедный» написано явно после чтения гётевских наблюдений об «истерической вере».

«Жил на свете рыцарь бедный,
Молчаливый и простой,
С виду сумрачный и бледный,
Духом смелый и прямой.

Он имел одно виденье,
Непостижное уму,
И глубоко впечатленье
В сердце врезалось ему.

Путешествуя в Женеву,
На дороге у креста
Видел он Марию Деву,
Матерь Господа Христа.

С той поры, сгорев душою,
Он на женщин не смотрел,
И до гроба ни с одною
Молвить слова не хотел.

С той поры стальной решетки
Он с лица не подымал
И себе на шею четки
Вместо шарфа привязал.

Несть мольбы Отцу, ни Сыну,
Ни святому Духу ввек
Не случилось паладину,
Странный был он человек.

***

Вот об этом как раз почти дословно читаем у Гёте:

«Мужчины с чувствительным сердцем (синоним – души – Е.А.) обращаются к Богоматери и Ей, – высшему воплощению женственной красоты и добродетели посвящают наподобие Саннацаро свои жизни и свои таланты... лишь изредка забавляясь Её божественным Младенцем».

(Саннацаро Джакопо (1456 — 1530) итальянский поэт, автор романа «Аркадия», а также латинской поэмы о Деве Марии, над которой он работал 40 лет).

Христианская ли это вера? Ну ведь отнюдь! Не потому ли Фрейд бросил свою знаменитую презрительную реплику: «Религия – это невроз».

Такая – да.

Ну и что же? А... ничего! Невротики тоже люди. Поэтому Пушкин и заканчивает своё стихотворение по-христиански:

Возвратясь в свой замок дальный,
Жил он строго заключён,
Все влюблённый, все печальный,
Без причастья умер он;

Между тем как он скончался,
Дух лукавый подоспел,
Душу рыцаря сбирался
Бес тащить уж в свой предел:

Он-де Богу не молился,
Он не ведал-де поста,
Не путём-де волочился
Он за Матушкой Христа.

Но Пречистая сердечно
Заступилась за него
И впустила в Царство Вечно
Паладина Своего.

Обидно и опасно другое. Когда такая вера будет не осознаваться никем как несовершенная, а будет искренне считаться высшим пилотажем.

И когда ей начнут учить тех, кто уже способен воспринимать христианство не душой, а Духом.

А есть ли такие? Да, есть. Гёте описывает редкого человека, своего современника – Лафатера.

Такие люди, как Лафатер есть и они не живут в сюжете «недостачи» или «Романтического томления». Они – спокойны. Их душа не чувствует себя разодранной половинкой, отчаянно пытающейся обрести Целостность.

И вот такие люди способны посмотреть в сторону Христа, услышать Его Слово. Способны исповедовать христианство. Принять посла на дипломатическом уровне, требуемом протоколом, а не как получается.

Как же у них это происходит? А вот как, читаем Гёте:

«Лафатер видел в своём Спасителе друга. Друга, с которым вступают в беззаветное и любовное соревнование, чьи заслуги ценят, прославляют и потому жаждут ему подражать, более того – ему уподобиться».

Некоторые верующие женщины, читая это, почувствовали сейчас что-то вроде возмущения. Не так ли? Звучит как кощунство, не правда ли?

«Как? Нашего Бога, как какого-то друга? Да что вы себе позволяете? На колени! Какой Он вам друг?»

И действительно. Сейчас мы услышали мнение «душевных» женщин, канализирующих свою тоску по Анимусу – в Господе Боге и Иисусе Христе.

Вот почему мужчины и женщины часто не могут договориться о вере. Жена тащит мужа в церковь, а он упирается. А что вы хотели? Он ведь инстинктивно чувствует, что такая женщина воспринимает Бога как своего идеального любовника, возлюбленного и естественно «в мужике закипает ревность»...

Ну какой супруг пойдёт в гости домой к любовнику жены? Да ещё и с тем, чтобы там выслушивать от него поучения, как ему жить?..

Глупо. Вот что пишет Гёте о женском варианте «истерического» («душевного») христианства:

«А фройляйн к своему Богу относилась как к … возлюбленному, которому предаются без размышлений. Все чаяния радостей, все упования возлагают только на него и без колебаний и раздумий вверяют ему свою участь».

***

Приходится признать – почти что все мы (за редким и приятным исключением) находимся на душевном (невысоком) уровне восприятия христианства. Не Бог, так какой-нибудь святой или архангел. Не любовник, так «совершенный папочка капризной дочурки». Это не очень большая разница.

Поэтому если жена уж хочет «воцерковить» своего мужа, она должна не совершать той самой ошибки – не навязывать ему «своего любовника» – Бога. Или своего «папочку» в идеалы... А подойти к душе мужа по-другому, показав ему – Богоматерь. Так тоскующая душа человека-мужчины обретёт свою Аниму...

А там, как говорится, будем посмотреть.

***

Проведите сами с собой маленький тест, уважаемые читатели, полагающие себя христианами.

Дорогие женщины! Когда вы молитесь, кому вы молитесь искренне: Богу, святому, ангелу, Иисусу Христу или Матери Божией?

Я скажу о себе. Ещё раз натолкнувшись на Гёте, я проверила себя и выяснила с ужасом, что...

Все мои действительно искренние молитвы – они к Богу. Я вообще-то только с Ним и разговариваю в контексте молитвы или внутреннего диалога.

А как же Богородица? А молитвы к Ней я читаю... как мантры. С очень важным видом и даже иногда входя в «парение» (вот она – типичная «душевная» жизнь. Увлекаться такими восторгами очень опасно, «прелесть» это называется).

Да, ещё я способна эстетически наслаждаться – визуальными, иконописными Её изображениями, созданными художниками. Всё.

Вот они, типичные два признака чисто душевного (а не духовного) бытия в христианстве.

Восхищение образами (искусства, живописи, иконописи). И смакование молитв как медитативных стихов, наслаждение звукописью и музыкой текста молитвы – ну разве что.

В моём случае речь о духовном уровне веры пока не идёт. Можно только констатировать: «Моя душа – ищет Анимуса». Ничего необычного. Всё, как у всех.

Хочется только задать один вопрос: «Сколько же можно?» Но это уже тема совсем другого разговора...

***

Такой же тест могут провести с собой и верующие христиане-мужчины. Кому вы молитесь, когда совсем плохо или, наоборот, хорошо, душа поёт? Только честно! Богоматери? Или всё-таки – мужскому образу божества? Святому? Архангелу? Иисусу Христу?

***

На самом деле мы все можем быть как Лафатер и мужчины – особенно. Всё-таки, «душевная» жизнь – это практики больше женственные. Мужчина может жить ratio – высшим органом смертного человеческого ТЕЛА.

Так он хотя бы не попадает в ловушку «истерики», «прелести», которую можно легко принять за «истинную веру», достойную подражания и восхищения.

Чтобы окончательно прояснить свою мысль, я расскажу смешной анекдот, который знают, наверное, все.

Пожилые супруги возвращаются от врача и говорят своим друзьям: «Надо же, какое открытие! Оказывается, то, что мы 30 лет супружества принимали за оргазм – это приступ астмы».

***

Здорово, что Гёте сумел объяснить лично мне – почему не надо самообольщаться на пути обретения веры и какие там есть ловушки.

Поняла я также и частичную правоту Фрейда, видевшего в религии «невроз». (Жаль, что он там ничего больше не видел).

Но главное, я нашла лучшие слова, которые могут служить компасом для сверки маршрута как женщинам, так и мужчинам, считающим себя христианами. Тем, кто хочет быть христианином, но не хочет при этом быть клоуном, коего справедливо порицают со всех сторон.

Женщинам стоит научиться видеть в Боге – ну хотя бы старшего брата или научного руководителя, а не «идеального супергероя».

Мужчинам стоит перестать ревновать женщин к «их» Богу и увидеть в Нём также – брата и руководителя, а не соперника в женином будуаре или тестя.

Те, кто считает себя христианином... А давайте «видеть в Спасителе – друга, с которым вступают в беззаветное и любовное соревнование, чьи заслуги ценят, прославляют и потому жаждут ему подражать, более того, ему уподобиться».

Может быть, это и есть та самая – музыкальная партия Духа? 

Елена Назаренко

© www.live-and-learn.ru - психологический портал тренингового центра "1000 идей"

Статья-обзор различных техник и теорий о психологии успеха
Попытки заниматься психотерапией своих родных ВСЕГДА обречены на неудачу. Статья о распространённой ошибке новичков в психологии
Упражнение на снятие мышечных блоков с челюстного и горлового сегментов тела по Райху
Что заставляет нас сказать «да» человеку в чьих товарах, услугах и обществе мы не нуждаемся? Почему мы позволяем другим людям мягко и вкрадчиво манипулировать нами? Где лежит разгадка фено...
НЛП рекомендует: наше настоящее влияет на будущее т. е. как утверждаю НЛПисты, наше прекрасное будущее зависит от поступков совершаемых нами сейчас
Это упражнение будет полезно тем, кто уже не сталкивался ни с чем подобным в своей жизни довольно давно — чей мир давно не пытались разрушить ничьи противоположные, «шокирующие» убеж...
Есть такой «принцип жёлудя». Согласно ему, самое быстрое и лёгкое развитие всегда бывает у тех, кто развивает свои природные способности. Ключевое слово здесь — свои